Оздоровительные технологии

Заболели? - Выздоравливайте!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Обучение студентов Профилактика наркомании Биологические и социальные основы наркозависимого поведения

Биологические и социальные основы наркозависимого поведения

E-mail

Национальный  государственный университет физической культуры,

спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта, Санкт-Петербург

 

 

 

 

 

 

                             Факультет адаптивной физической культуры

                            Кафедра специальной психологии и психиатрии

 

 

 

С.Ю. Калишевич, Е.В. Малинина, В.В. Юсупов

 

 

 

 

 

 

Биологические и социальные основы наркозависимого поведения

 

Учебно-методическое пособие

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2010

 

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

 

ВВЕДЕНИЕ

1. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ

1.1. Цель спецкурса

1.2. Задачи спецкурса

1.3. Место спецкурса в профессиональной подготовке выпускника

2. СОДЕРЖАНИЕ КУРСА

2.1. Разделы  и темы спецкурса. Их краткое содержание

2.1.1. Основной материал курса. Базовая концепция зависимости

Тема 1. Экзистенциальные и онтологические предпосылки аддикции. Феномен зависимости в современном мире. Наркомания как способ психической адаптации современного человека. Наркозависимое поведение – глубочайший парадокс современного мира

Тема 2. Функционирование здорового мозга. Уровни функционирования: молекулярно-клеточный, нейрохимический, нейрофизиологический, личностный. Устойчивое физиологическое состояние

Тема 3. Предпосылки первого контакта человека с наркотиком. Мишени первичной профилактики.

Тема 4. Влияние однократного употребления ПАВ на здоровый организм. Феномен предрасположенности и связанные с ним угрозы. Психологическая зависимость.

Тема 5. Факторы, влияющие на переход от однократных проб к системе потребления ПАВ. Мишени вторичной профилактики

Тема 6. Влияние систематического употребления ПАВ на организм человека. Устойчивое патологическое состояние.

Тема 7. Профилактические ресурсы с точки зрения биопсихосоциодуховной природы феномена зависимости. Роль ФК, АФК, спорта в профилактике зависимости

Тема 8.  Значение личности специалиста физической культуры и спорта в профилактике наркозависимости несовершеннолетних.

 

2.1.2. Дополнительные и справочные материалы курса.

2.1.3. Критерии сформированной зависимости от  психоактивных веществ (ПАВ).

2.2. Перечень примерных контрольных вопросов и заданий для самостоятельной работы

2.3. Темы рефератов и контрольных работ

2.4. Перечень вопросов к зачету

3. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЧАСОВ СПЕЦКУРСА ПО ТЕМАМ И ВИДАМ РАБОТ

4. ФОРМА ИТОГОВОГО КОНТРОЛЯ

5. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СПЕЦКУРСА

5.1. Рекомендуемая литература (основная)

5.2. Рекомендуемая литература (дополнительная)

5.3. Перечень обучающих, контролирующих компьютерных программ,  мультимедиа

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

 

         В условиях присущего современному человечеству экзистенциального кризиса люди окружают себя различными стереотипными действиями, которые производят впечатление  ритуальных, называются «увлечениями» и служат основой для формирования зависимого поведения. Такие поведенческие стереотипы мы неосознанно противопоставляем внутриличностной тревоге – неизбежному спутнику современного человека.  Аддикция (от английского addiction -зависимость), в широком смысле  этого слова, является общечеловеческой проблемой духовного уровня. Это типичное следствие ошибочных попыток разрешения экзистенциального конфликта, ведущее, как правило, к серьезным психическим и духовным искажениям. В современном мире такие попытки становятся одним из главных способов психической адаптации человека. Наиболее опасной формой такой адаптации социум вполне обоснованно считает зависимость от наркотиков и связанное с ней наркозависимое поведение. Наркотизм - явление, с которым Россия в полной мере столкнулась во второй половине 90-х годов, а остальной мир на 30 лет раньше. Это проблема, которая до настоящего времени в мировой практике не имеет однозначных решений. Ясно одно: для поиска таких решений необходима интеграция усилий специалистов разных направлений науки и практики, так или иначе связанных с обеспечением человеческого здоровья. Спецкурс под рабочим названием «профилактика наркоманий средствами АФК» - попытка внести посильный вклад в решение проблемы государственной значимости. Подход к разработке этого курса не вполне традиционен. Создана особая дидактическая модель, которая призвана привести слушателя к собственному глубокому пониманию феномена аддикции, начиная от его экзистенциальной, философской составляющей и кончая конкретными биологическими механизмами, формирующими наркозависимое поведение. Используя эту модель, будущий преподаватель получает возможность ориентироваться в проблеме наркотизма на довольно высоком уровне компетенции и творчески использовать полученные знания в профилактической работе. 

 

2. Содержание курса

 

2.1. Краткое содержание основного курса

 

Основной курс, изложенный в методическом руководстве, дает  возможность прикоснуться к парадоксальной сущности патологического  (болезненного) феномена, который мы называем наркозависимым поведением. Это поведение имеет особую аутодеструктивную направленность, т.е. противоречит основному инстинкту живого – инстинкту самосохранения. В процессе занятий осуществляется попытка самостоятельно ответить на  вопрос о том,  какие механизмы лежат в основе этой страшной поведенческой трансформации, когда исходно нормальное, биологически запрограммированное на сохранение жизни поведение превращается в  поведение самоубийцы, противоречащее основному инстинкту живого – инстинкту самосохранения. Аудитория, недостаточно подготовленная в сфере медицинских знаний (нейрофармакологии, нейрофизиологии, патофизиологии, нейробиологии) требует особого подхода. В ходе преподавания используются дидактические приемы, которые позволяют о сложных вещах говорить максимально просто, оставаясь при этом на довольно высоком уровне компетенции. Примерно 1/3 теоретического курса отводится  ознакомлению с основными механизмами функционирования интактного или здорового организма. Основной задачей этого этапа является отработка дидактической модели, удобной для понимания основ деятельности центральной нервной системы и механизмов формирования поведения здорового человека.  Для преодоления известной в философии медицины проблемы редукционизма  используется так называемый поуровневый подход, позволяющий представить организм человека как единую биопсихосоциодуховную сущность. Ведь многоуровневость и полимодальность имманентно присущи самой природе наркологической патологии. Механизмы наркотической зависимости индуцируются биологическими стимулами (алкоголь, наркотики) на молекулярно-клеточном и нейрохимическом уровнях. При этом, они непременно включают в патогенетический процесс соответствующие психосоциальные сдвиги. Эти сдвиги, будучи тесно связаны с биологической основой, тем не менее, испытывают собственную динамику и не только являются следствием функциональных  изменений на нейрохимическом и молекулярно-клеточном уровнях, но могут и, в свою очередь, активно  воздействовать на процессы, исходно присущие именно этим уровням.

         После того, как усвоены основные принципы функционирования здорового организма, мы помещаем этот организм в условия контакта с наркотическим веществом, изучая в первую очередь так называемые острые эффекты наркотиков (эффекты однократного введения). Последовательное изучение процесса взаимодействия двух начал - человеческого организма и наркотика позволяет вплотную подойти к ответу на сущностные для понимания феномена зависимости вопросы. Важно понять, что даже однократный контакт человека с наркотическим веществом приводит к существенным изменениям функционального состояния организма на всех  уровнях функционирования. Это положение особенно важно с точки зрения феномена предрасположенности, когда некоторые молодые люди, не подозревая об этом, имеют генетически обусловленную склонность к необычно ярким позитивным впечатлениям от употребления наркотика. Такие люди, которые исходно, наследственно обречены на некоторый душевный дискомфорт,  даже при однократном употреблении так называемых «слабых» наркотиков могут пережить чрезвычайно яркое состояние, близкое к психологическому шоку. Они вдруг, внезапно осознают, что обнаружили сравнительно простой и эффективный инструмент, при помощи которого в любой момент могут модифицировать свое психическое состояние так, как им это нужно. Уже на этом этапе, этапе однократных проб, закладывается то, что, мы называем психологической зависимостью от наркотика или алкоголя. Это еще не болезнь в патофизиологическом смысле. Это отчетливая интенция к тиражированию этого (выгодного с биологической точки зрения) поведения. Далее, последовательно развивая тему, мы уделяем серьезное внимание факторам, обеспечивающим переход от однократных проб к системе потребления наркотика, отмечая при этом, что система наркопотребления является непременным условием формирования болезни как таковой.  Именно эти факторы являются патогенетически значимыми мишенями для первичной и вторичной профилактики наркозависимости. Отчетливое понимание этих ориентиров помогает будущим специалистам в области ФК и спорта сформировать осмысленное представление о собственных личных возможностях  в противостоянии идее наркотизма. Слушатели начинают понимать, что ФК и спорт выступают не только как отвлекающий или структурирующий время подростка фактор, но по-новому видят роль тренера, как фигуры, способной в серьезной степени влиять на мировозрение подростка. Ведь именно мировоззренческий компонент, или, что еще более точно -  нравственное чувство, в конечном итоге является определяющим в отношении человека к самой идее наркотизации. 

 

2.1.1. Раздел 1. Основной материал курса. Базовая концепция зависимости.

 

Тема 1. Экзистенциальные и онтологические предпосылки аддикции. Феномен зависимости в современном мире. Наркомания как способ психической адаптации современного человека. Наркозависимое поведение – глубочайший парадокс современного мира.

 

Практикующие психиатры сталкиваются в наше время не только с алкоголизмом или наркоманией, но и зависимостью от азартных игр, компьютера, интернета, пищевой зависимостью, зависимостью от интерперсональных отношений, от стиля жизни, наконец. Стартовой основой любой зависимости являются поведенческие стереотипы*, которыми мы защищаемся от тревоги – неизбежного спутника современного человека. Количественное (увеличение количества зависимых индивидов) и качественное (появление все новых видов зависимости) расширение проблемы косвенно свидетельствует о перманентном нарастании тревоги в недрах человеческого сознания. Процесс приобретает глобальный общечеловеческий характер, подчеркивая удивительное, парадоксальное противостояние двух тенденций: уровень жизни современного человека непрерывно растет, человечество в целом неуклонно развивается в рамках научно-технического прогресса (вперед и вверх!), вместе с этим катастрофически снижается уровень душевного комфорта, нарастает тревога и депрессия.

Рисунок 1. Цивилизационные «достижения» прошедшего тысячелетия

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

X век                                                                                            ХХI век

Примечание. Обозначения: -  уровень психического комфорта человека;

            - уровень материального обеспечения жизни.

 

Почему же тревожится современный человек? Многие мыслители в качестве основной причины этого цивилизационного парадокса указывают на полную дезориентацию большинства людей в духовной сфере, на тотальную неспособность современного человека удовлетворительно ответить на вопросы экзистенциального регистра (жизнь - смерть - смысл существования). Наши поведенческие стратегии, мировоззренческие модели, смысложизненные ориентации в большинстве своем являются ошибочными (или поверхностными) попытками ответа на эти важнейшие для человека вопросы. Ошибочный или неполный ответ, равно как и отсутствие у человека какого-либо ответа вообще, неизбежно влечет за собой внутреннее напряжение, тревогу и страх смерти. Вот и зависимость, в широком смысле  этого слова, как общечеловеческая проблема духовного уровня, является типичным образцом ошибочной попытки разрешения экзистенциального конфликта и ведет, как правило, к серьезным психическим и духовным искажениям. Феномен патологической зависимости - ярчайшее проявление таких искажений. В современном обществе он (феномен зависимости) становится одним из главных способов психической адаптации человека. Наиболее опасной формой такой адаптации социум вполне обоснованно считает зависимость от наркотиков и связанное с ней наркозависимое поведение. Мы все должны отчетливо понимать угрозы, которые реально несет обществу такое поведение. Во-первых – это криминал. Наркозависимое поведение всегда криминализовано и вне криминала в принципе не может существовать. Ведь «доза», а значит и деньги наркоману нужны каждый день (деньги не маленькие – в среднем от 500 до 1500 рублей в сутки), независимо от погоды, настроения или других привходящих факторов. Поскольку деньги обладают одним малоприятным свойством – заканчиваться, они кончаются в данной ситуации даже у очень обеспеченных людей. Известны и широко распространены основные варианты восполнения создавшегося дефицита: мошенничество, воровство, разбой, убийства, проституция. Все эти варианты с точки зрения права криминальны. Во-вторых – инфекционные заболевания. Наркозависимые являются тем резервуаром, в котором накапливаются возбудители весьма неприятных (с точки зрения прогноза для жизни) болезней – СПИДа, сифилиса и вирусных гепатитов. Когда  резервуар переполняется, а это происходит неизбежно, вирус выплескивается на социум, т.е. на нас с вами, что тоже не может не вызывать тревоги и озабоченности. Социум вынужден заметить эти угрозы и реагировать на них, когда распространенность наркоманий достигает масштабов эпидемического порога.

Следует подчеркнуть, что у наркозависимого поведения есть особенность, которая в меньшей степени беспокоит общество в целом, но далеко не безразлична отдельным его представителям (родители, родственники, друзья наркозависимых). Речь идет об особой аутодеструктивной направленности такого поведения. По сути своей это поведение самоубийц. Оно олицетворяет собой один из самых поразительных парадоксов современности: человек – существо, биологически детерминированное на поддержание жизни, вооруженное одним из самых мощных инстинктов – инстинктом самосохранения, в условиях сформированной зависимости начинает себя убивать.

Что лежит в основе этой страшной поведенческой трансформации, когда исходно нормальное, биологически запрограммированное на сохранение жизни поведение приобретает отчетливый аутодеструктивный характер, т.е. превращается в  поведение самоубийцы, противоречащее основному инстинкту живого – инстинкту самосохранения? Чтобы ответить на этот сущностный для современной наркологии вопрос, нужно исследовать тонкие механизмы взаимодействия двух начал: интактного* организма и вещества, обладающего аддиктивным потенциалом, т.е. наркотика.    Последовательное изучение процесса взаимодействия двух начал: человеческого организма и наркотика позволяет вплотную подойти к ответу на сущностные для понимания феномена зависимости вопросы.

 

Тема 2. Функционирование здорового мозга. Уровни функционирования: молекулярно-клеточный, нейрохимический, нейрофизиологический, личностный. Устойчивое физиологическое состояние.

 

Для начала попытаемся представить модель функционирования интактного или здорового организма. Эта модель должна быть приемлемой для понимания основ деятельности центральной нервной системы и механизмов формирования поведения здорового человека.  Для преодоления известной в философии проблемы редукционизма  будем использовать так называемый поуровневый подход, позволяющий представить организм человека как единую биопсихосоциодуховную сущность.

       Условно, для того, чтобы упростить и структурировать общие представления о сложнейших и многообразнейших процессах работающего мозга, т.е. с дидактической целью, мы выделим несколько уровней функционирования ЦНС:

  • молекулярно-клеточный уровень (мембранные и внутринейрональные процессы)
  • нейрохимический уровень (межнейрональные связи, синаптическая передача)
  • нейрофизиологический (системы, участвующие в построении поведения)
  • личностный (характер, темперамент, ценностно-смысловая ориентация, мораль, нравственное чувство,  мировозренческие установки, механизмы психологической защиты, копинг и др.)

 

Молекулярно-клеточный уровень функционирования мозга.

       Основной структурно-функциональной единицей мозга является нервная клетка - нейрон. Приблизительно 1 триллион нейронов обеспечивает способность ЦНС к поддержанию гомеостатического равновесия между внутри - и внеорганизменными процессами, что является непременным условием выживания в постоянно меняющихся условиях внешней среды (рисунок 2).  Нервные клетки в различных регионах мозга варьируют в размерах, форме, электрических свойствах, однако большинство из них имеют общие особенности: тело звездчатой формы, содержащее ядро, в котором сосредоточена генетическая информация,  древоподобная сеть отростков (дендритов), интегрирующая информацию от других нейронов, и единственный аксон, соединяющий тело клетки с дендритами других нейронов.

Рисунок 2. Нервная клетка (нейрон) – основная структурно-функциональная

единица мозга.

                                                                                   

      Дендриты                                                                                            

                                                                    Ядро нейрона

                                                                            Аксон  

                                                                                      Аксональная терминаль      

             

       Внутриклеточные процессы в нормально функционирующем мозге протекают в специализированных образованиях и мембранных структурах нейронов (ядро, органеллы, цитоплазма, клеточная мембрана), обеспечивая облигатные функции нейрона:

  • синтез клеточных белков
  • синтез биологически активных веществ, обеспечивающих регуляцию большинства мозговых процессов (нейротрансмиттеры, нейрогормоны, нейропептиды, ферменты)
  • энергообеспечение
  • барьерная функция (особое строение клеточной мембраны)
  • информационная функция (внутри- и внеклеточные сигнальные пути)

       В ядре размещаются дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК), а в цитоплазме - рибонуклеиновые кислоты (РНК транспортная и РНК информационная), которые кодируют состав и управляют синтезом клеточных белков через процессы транскрипции и трансляции (пластическая функция).

Клеточная мембрана помогает обеспечивать структурную целостность нейрона, служит барьером для водорастворимых молекул, присутствие которых внутри клетки нежелательно (барьерная функция).

         Каждая из перечисленных функций в отдельности и их совокупность подчинены одной глобальной цели – выживанию. Обеспечение жизни (для любого организма) неразрывно связано со способностью поддерживать гомеостаз* - одно их важнейших биологических условий жизнеобеспечения. В свою очередь, главным условием обеспечения гомеостаза является способность живых систем адекватно реагировать на изменение внешних условий соответствующими метаболическими и поведенческими сдвигами, то есть умение адаптироваться. В основе такого (адекватного) реагирования (адаптивной способности) лежит информационный обмен между нервными клетками, а результатом является еще одна важнейшая для поддержания жизни способность – адаптация.

Итак, необходимым условием выживания любого живого организма является гомеостаз, а необходимым условием поддержания гомеостатического равновесия в свою очередь является адекватное реагирование, т.е. адаптивность (способность к адаптации). Наиболее значимым компонентом адаптивности являются процессы информационного обеспечения, протекающие в зонах межнейрональных контактов или синапсах.

 

НЕЙРОХИМИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МОЗГА.

 

Исходя из сказанного выше, схема обеспечения жизни укладывается в следующую логически опосредованную схему: жизнь (невозможна без гомеостаза) гомеостаз (невозможен без адаптивности) адаптация (невозможна без информационного обеспечения передача информации. Информационный обмен, своеобразный «разговор» между нервными клетками осуществляется с помощью нервных импульсов – электрических сигналов, перемещающихся по отросткам от тела нервных клеток до терминальной (конечной) части отростка. Терминальные части отростков соседних нейронов почти соприкасаются между собой, образуя зоны межнейрональных контактов – синапсы (рисунок 3).

Рисунок 3. Две соседние нервные клетки формируют зону синаптического контакта.                                                                                    

                                                                                  

 

               

 

 

 

Именно эти крохотные зоны (синапсы) играют ключевую роль в информационном обеспечении мозговых структур и координационном управлении процессами жизнедеятельности нейронов, а значит - целого мозга, а значит - всего организма. Именно поэтому в качестве главной функциональной единицы нейрохимического уровня мы рассматриваем синапс*.

Каждый нейрон формирует контакты (зоны соприкосновения отростков нервных клеток) с большим количеством (до 1000) других нейронов и получает синаптические связи от такого же числа нервных клеток. Несложный математический подсчет позволяет предположить, что общее количество  синапсов в мозге достигает колоссальной величины в 500 триллионов единиц. В каждом из этих 500 триллионов непрерывно протекает процесс химически опосредованной передачи информационных сигналов. В качестве посредника или переносчика информационного сигнала (электрического импульса) в синапсах работают, так называемые нейромедиаторы – химические посредники. Наиболее значимыми из них в рамках заявленной нами цели являются:

- ацетилхолин (АХ)

- норадреналин (НА)

- дофамин (ДА)

- серотонин (5-НТ)

- гамма-аминомасленная кислота (ГАМК)

- возбуждающие аминокислоты (ВАК)

- эндорфины

  Классифицировать синапсы удобно, опираясь на название посредника, обеспечивающего в данном синапсе медиаторный процесс (процесс передачи информации). Так, существуют холинергические, норадренергические, дофаминергические, ГАМК-ергические, глютаматергические и другие синапсы*. Изменение интенсивности медиаторного процесса в одном отдельно взятом синапсе никак не сказывается на деятельности целого мозга. А вот если нечто подобное произойдет с целой совокупностью синапсов одного и того же вида, изменение состояния мозга может быть очень существенным. Именно эти совокупности синапсов одного и того же вида, представленные в целом мозге  называются нейромедиаторными системами, а их общая (совокупная) активность  определяет наше состояние в каждое мгновенье времени. Каждая нейромедиаторная система имеет свою функциональную специфику,  обеспечивающую конкретный вклад в общее состояние мозга. Считают, например, что норадреналин и дофамин (в большей степени дофамин) опосредует приятные чувства, связанные с едой, питьем, сексом и другими мощно мотивированными видами поведения. Сочетанная активность трех отдельных систем – норадрен-, дофамин- и серотонинергической) в целом обеспечивает эмоциональный статус, контролирует механизмы тревоги и агрессии.

Важнейшей системой, обеспечивающей тормозные процессы в ЦНС, является ГАМК-ергическая нейромедиаторная система. ГАМК реализует свои эффекты (седативный,** релаксирующий, анксиолитический*** и противосудорожный) через связывание со специфическими рецепторами.

       Глютаматергическая нейромедиаторная система играет существенную роль в обеспечении  пластических процессов в ЦНС, включая развитие и созревание нервной ткани, а так же процессы обучения и памяти, интеллектуальную деятельность.

Особую уникальную роль в обеспечении функциональной архитектоники мозга играют нейрогормоны и нейропептиды. Они, подобно нейромедиаторам, влияют на синаптическую передачу информационного сигнала и его последующую транспортировку. Однако их синтез и механизм действия отличен от такового у классических медиаторов. С одной стороны, они могут действовать как классические нейромедиаторы (с точки зрения типичного нейромедиаторного процесса), а с другой - как нейромодуляторы, регулируя активность отдельных медиаторов. Иногда нейропептиды называют «медиаторами медиаторов», что отражает сущность их нейромодуляторной активности. Чтобы подчеркнуть особую роль нейропептидов в обеспечении адекватной мозговой активности, можно использовать аналогию с музыкальным оркестром. Если нейроны с их внутриклеточной активностью считать музыкальными инструментами, а нейромедиаторные системы  исполнителями отдельных партитур, то роль дирижера в этом маленьком оркестре берет на себя  нейромодуляторная система мозга, причем основной задачей ее будет обеспечение  нужного темпа и качества исполняемой мелодии, т.е., адекватного изменяющимся внешним условиям нейронального ответа. Понятие о модуляции функционального состояния широко используется для объяснения регуляции поведенческих процессов. В отличие от нейромедиаторов, вызывающих кратковременные изменения синаптических процессов, модулирующее воздействие пептидных регуляторов проявляется как длительно протекающее регулирование уровней нейрональной возбудимости. Пептидные регуляторы могут осуществлять более широкие формы коммуникативных связей и, помимо регуляции собственно синаптических процессов, модулировать поступление сенсорной информации на разных уровнях афферентных систем, изменяя уровень бодрствования, степень эффективности подкрепляющих систем, выраженность и ориентацию аффекта, регулируя тем самым  процессы обучения. С этой точки зрения деятельность нейромодуляторов является важнейшим условием в обеспечении базисного чувства комфорта для целого организма, причем центральную позицию в этом обеспечении, вероятно, занимает опиатная система мозга.

Опиатная система мозга является типичной нейромодуляторной системой. Она объединяет т.н. опиатные синапсы, в которых информационный сигнал передают нейромедиаторы эндорфины. Функциональное значение опиатной системы мозга связывают с регуляцией болевых процессов и, что еще более важно, с обеспечением базисного глубинного чувства комфорта и механизмов ощущения награды.

Как уже отмечалось выше, общим результатом деятельности нейромедиаторных систем является состояние человека в каждое мгновение времени, данное ему в комплексе ощущений. Несмотря на очевидное разнообразие состояний их можно попытаться классифицировать, разбив, по крайней мере, на две большие группы – позитивные и негативные. Первые характеризуются приподнятым настроением, релаксацией, спокойствием, отсутствием тревоги, страха  и боли, т.е. психическими компонентами  состояния комфорта. Вторые – противоположными признаками (сниженное настроение, внутреннее напряжение, тревога, страхи, боль), олицетворяющими  психический дискомфорт. Описанные состояния, сменяющие друг друга в процессе жизнедеятельности, являются одной из функциональных основ следующего уровня функционирования организма -  нейрофизиологического,   уровня, на котором осуществляется формирование поведения.

 

нейрофизиологический уровень

Отражает сочетанную активность двух нейрофизиологических систем – системы положительного подкрепления (система «награды» -  «+») и системы отрицательного подкрепления (системы «наказания» - «─»)*.  Активность системы награды предполагает преобладание (в общей структуре переживаемого в данный момент состояния) психических черт, характеризующих комфорт, а  активация системы наказания предполагает главенствующую роль психических характеристик, упомянутых выше, со знаком минус (см. таблицу 1).

 

Таблица 1. Система позитивного и негативного подкрепления (зоны «награды» и «наказания» и соответствующие этим зонам  признаки психического комфорта, либо дискомфорта).

 

 

«+» награда

(зона комфорта)

«» наказание

(зона дискомфорта)

            

Радость, приподнятое настроение, релаксация, удовлетворенность, спокойствие, отсутствие тревоги, страха, боли и т.п. 

 

Злоба, сниженное настроение,  напряжение, разочарование, фрустрация, тревога, страх, боль и т. п. 

 

Взаимодействие в рамках системы позитивного и негативного подкрепления можно проследить на примере простейшего события, с которым не понаслышке знаком каждый из нас (рисунок 4). Прикосновение к горячему предмету через: болевые рецепторы кожи → проводящие нервные пути → изменение состояния нейромедиаторики → ощущение боли (перемещение в зону дискомфорта) → информирует нас о неправильном поступке (оценка предыдущего поведения). Оказавшись (вследствие неправильного предыдущего поведения) в ситуации С, мы понимаем, что нужно что-то предпринять, чтобы перемещаться в направлении В, т.е. исправить положение (мотивация на будущее поведение)

 

Рисунок 4. Принцип взаимодействия систем  «награды» и «наказания» в ходе формирования простейшего поведенческого акта.

 

 

«+» награда

(зона комфорта)

«» наказание

(зона дискомфорта)

                        В

 

Прикосновение к горячему предмету

 

 

                      Ощущение боли

               С

 

 

Исходно все живое биологически детерминировано таким образом, что при любых обстоятельствах стремится к преобладанию позитивно окрашенных состояний (в зону награды) и к минимизации негативных (к избеганию зоны наказания). То есть, любое человеческое поведение всегда мотивационно ориентировано в соответствии с вектором А, а наша жизнь с ее чередой правильных и неправильных поступков напоминает движение по ломаной линии вдоль разделяющей противоположные состояния границы (рисунок 6).

 

Рисунок 6. Система позитивного и негативного подкрепления (оценка предыдущего поведения и формирования мотивации на поведение будущее).

 

«+» награда

(зона комфорта)

«» наказание

(зона дискомфорта)

                  h                                    

                    f

                     d

                    

         A

 

      g

          е

       с

Примечание. Вектор А – Биологически детерминированное стремление к преобладанию позитивно окрашенных состояний.  Векторы bc, de, fg –  графические эквиваленты неправильного поведения,    cd, ef, gh – поведенческие образцы, компенсирующие ошибочное поведение.

 

Функционально система «награда-наказание» имеет две важные компоненты, участвующие в формировании любого поведения. Во-первых, это оценка предыдущего поведения, а во-вторых – формирование мотивации на поведение будущее (см. рисунки 5 и 6).

Однако, несмотря на очевидный универсализм описанных представлений (трудно подобрать поведение, которое не укладывалось бы в предложенную схему), их явно недостаточно, чтобы отразить в полном объеме процесс формирования поведения, хотя бы с кибернетической точки зрения. Необходим элемент, позволяющий, имея сформированную мотивацию, из множества потенциально возможных вариантов выбрать нужный поведенческий образец, вероятностно перемещающий нас (в соответствии с вектором А) в сторону зоны положительного подкрепления (рис.7). Что помогает сориентироваться в этом поведенческом многообразии и остановиться на варианте А, предпочитая его вариантам B,C, D или E? Почему мы не используем метод «полунаучного тыка», перебирая неверные поведенческие образцы, пока не наткнемся на более или менее подходящий?

Рисунок 7. Схема выбора поведенческой стратегии в условиях сформированной  мотивации

 

«+» НАГРАДА

(зона комфорта)

«» НАКАЗАНИЕ

(зона дискомфорта)

 

                       

                           В  

А                                            С

                                             D

            E

Примечание.          – Стрелками обозначены гипотетические перемещения в зонах ответственности систем «награды»  и «наказания» при реализации различных поведенческих стратегий

 

Ответ прост. Такое поведение было бы крайне неэффективным с точки зрения адаптивности, а человек, его демонстрирующий был бы неизбежно обречен на провал. Однако есть нечто, что помогает остановиться на поведенческом варианте А,  без сомнения отвергнуть образцы В, С, D, E и  таким образом улучшить свое положение, перемещаясь в сторону зоны награды, а не наоборот. Это «нечто» аккумулирует в себе не только наш личный жизненный опыт,  но и опыт и знания других людей и вообще живых существ, получаемые посредством общего информационного поля. Это «нечто» представляет собой одно из облигатных свойств живого, высшую функцию мозга – память*. Память – это уникальная способность нервной ткани фиксировать и при необходимости воспроизводить информацию, получаемую человеком по внешним или внутренним информационным каналам. Краткосрочную память связывают, при этом, с изменением электрической активности определенных зон мозга (увеличение интенсивности передачи информационных сигналов в синаптических зонах определенных участков мозга), а долгосрочную (долговременную) память – со  структурной перестройкой белковых молекул в синаптических мембранах нервных терминалей. С учетом этого существеннейшего фактора полную схему поведенческой регуляции можно изобразить следующим образом (рис 8):

Рисунок 8. Полная схема формирования одного дискретного поведенческого цикла

 

 

ИНФОРМАЦИЯ

            

            2

 

НАГРАДА         НАКАЗАНИЕ

         « + »                        «  »

 

 

                             3

 

ПОВЕДЕНИЕ

1

 

       ПАМЯТЬ

4

 

Фазность событий при построении поведения: любой совершенный поведенческий акт (блок  1)  немедленно  меняет  ситуацию вокруг нас информация об этом изменении (блок 2) поступает в центральную нервную систему через различные (внешние и внутренние) сенсорные каналы  (органы чувств) и оценивается (блок 3) как результат предыдущего поведения в системе «награда-наказание»; здесь же формируется мотивация на поведение будущее (блок 4) выбор потенциально подходящего поведенческого образца в памяти и его реализация (блок 1). Данная схема подчеркивает способность любого живого объекта к обучению, т.е. к непрерывному совершенствованию (повышению эффективности) повторяющихся элементов поведения, что в конечном итоге подчинено все той же глобальной идее  выживания (адаптации).

Эта схема, являясь биологической основой построения поведения, не объясняет, однако, почему в одних и тех же внешних условиях (абсолютно идентичных) разные индивидуумы зачастую действуют по-разному, иногда прямо противоположным образом. Что в конечном итоге санкционирует поведение, что одобряет или не одобряет его, что определяет, с каким знаком заносится в память тот или иной поведенческий образец? Что, в конце концов, делает человека человеком?

 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИЛИ ЛИЧНОСТНЫЙ УРОВЕНЬ интегрирует в себе такие понятия как темперамент, характерологические особенности, ценностно-смысловая организация, мораль, нравственное чувство, совесть, внутренняя философия, мировоззрение и многое другое, что отражает процесс и в то же время является результатом взаимодействия индивида и социума на всем протяжении жизни. Многообразие и несхожесть определений даже самого понятия  «личность»  ведущими персонологами мира подчеркивает сложность и неоднозначность существующих представлений. Но какими бы сложными и неоднозначными ни были эти представления,  для нас это не имеет определяющего значения. С утилитарной точки зрения можно удовлетвориться интригующим определением  Гордона Олпорта, обозначив личность как «внутреннее «нечто», детерминирующее характер взаимодействия человека с миром». Важно понять, какой компонент в этом «нечто» является самым важным при окончательной оценке любого поведения, что именно в некоторых случаях заставляет человека вступать в конфликт с принципом биологической целесообразности и, в конце концов, делает человека человеком. В роли этого компонента представляется уместным и оправданным рассматривать нравственное чувство, которое присуще (в разных степенях совершенства) каждому человеку и отсутствует у животных. Ведь именно нравственное чувство заставляет человека совершать поступки, выходящие за рамки простой биологической выгоды (жертвенное поведение, насилие над собой ради высоких целей и т.п.), а иногда ведущие к прекращению существования индивида. Именно нравственное чувство является инструментом различения добра и зла, т.е. основным ориентиром в выборе сначала плохих или хороших представлений, убеждений, взглядов (т.е. того, что мы называем мировоззрением)*, а затем – в выборе плохих или хороших поступков, которые являются прямым или косвенным следствием мировоззренческих установок. Именно нравственное чувство в каждой личности служит базой для построения иерархической структуры ценностей с одной стороны, а с другой – является продуктом ценностно-смысловой ориентации индивида. Именно нравственное чувство в конечном итоге санкционирует (одобряет или не одобряет, разрешает или запрещает) каждый поведенческий акт (совершенный или предстоящий, навязанный человеку или добровольно и осознанно избранный).

 

устойчивое физиологическое состояние

 В начале разговора об интактном, здоровом, нормально функционирующем организме мы указывали на дидактическую условность  уровней функционирования организма. Завершая рассуждения на эту тему, еще раз подчеркнем, что организм – это единое интегративное целое (рисунок 9), объединенное на базе генетической и нейрональной  (онтогенетической) памяти. Это единое нормально функционирующее целое мы назовем устойчивым физиологическим состоянием  (УФС) мозга, а памятный срез событий, явлений и процессов, протекающих на всех уровнях функционорования в каждое мгновение времени – энграммой или матрицей памяти.

Рисунок 9. Схематическое изображение устойчивого физиологического состояния (интактный функционирующий организм)

                                              

                                 4

                                 3                             УФС

                                 2

                                  1 

Примечание. 1- Молекуярно-клеточный уровень; 2- Нейромедиаторный уровень; 3- Поведенческий уровень; 4 – Личностный уровень.

 

Одним из наиболее важных для нас свойств, присущих УФС, является его способность к адаптивным реакциям в ответ на изменяющиеся условия (внешние и внутренние)  существования организма.

Имея теоретическую модель представлений о функционировании интактного мозга, мы получаем  право, а главное, возможность проследить за изменениями, которые привнесет в нормальное функционирование взаимодействие с наркотиком. Но прежде чем оценить и проанализировать процесс этого взаимодействия необходимо понять, почему человек вообще  в него вступает.

 Какие внешние или внутренние обстоятельства обеспечивают первый контакт человека с наркотиком? Какие душевные переживания формируют запрос на такой контакт? Почему, несмотря на всю антинаркотическую пропаганду, подросток решается на первую пробу наркотического вещества? Ответы на эти вопросы в основном определяют ориентиры первичной профилактики наркозависимости.

 

Тема 3. Предпосылки первого контакта человека с наркотиком. Мишени первичной профилактики.

 

Обстоятельства или факторы, способствующие ответу «да» на предложение попробовать наркотическое вещество, можно разделить на две большие группы:  эндогенные*  и экзогенные.**  К эндогенным факторам отнесем:

  1. Мировоззрение (нравственность)
  2. Врожденную (генетическая) или  приобретенную предрасположенность

 

  1. Импритинг (родительское программирование)

 

Мировоззрение.

В качестве основной причины одобрения идеи наркотизма следует рассматривать полную мировоззренческую дезориентацию большинства современных людей в духовной сфере, тотальную неспособность современного человека удовлетворительно ответить на вопросы экзистенциального регистра (жизнь - смерть - смысл существования). Наши поведенческие стратегии, мировоззренческие модели, смысложизненные ориентации в большинстве своем являются ошибочными (или поверхностными) попытками ответа на эти важнейшие для человека вопросы. Ошибочный или неполный ответ, равно как и отсутствие у человека какого-либо ответа вообще, неизбежно влечет за собой ощущение пустоты, внутреннее напряжение, тревогу и страх смерти. Мы уже высказывали предположение о том, что зависимость, как общечеловеческая проблема духовного уровня, является типичным образцом ошибочной попытки разрешения экзистенциального конфликта и ведет, как правило, к серьезным психическим и духовным искажениям. Классическим примером такого искажения как раз и является наркозависимое поведение. Отсутствие твердых нравственных ориентиров в мировоззренческой модели большинства современных людей делает их неспособными осуществить правильный поведенческий выбор в различных жизненных ситуациях. Искаженное нравственное чувство не в состоянии выполнять свою основную функцию – различать хорошие и плохие поступки. Поэтому, на фоне широкого предложения наркотика в условиях уже сформированного рынка ПАВ в России, нравственная дезориентация подростков является оптимальным условием и фоном для, так называемой, «первой пробы».

 

Генетическая (врожденная) или  приобретенная предрасположенность к наркотизации.

 

Под врожденной предрасположенностью к формированию специфических поведенческих отклонений (наркозависимость) мы понимаем генетически программируемое искажение, передающееся по наследству кровным* родственникам. Как правило, искажение это выражается в дисфункции нейромедиаторных систем дефицитарного регистра. Дефицит нейромедиаторики неизбежно проецируется на индивидуальные особенности человека и проявляется в виде нервно-психических и психологических аномалий** разной модальности и степени выраженности. Так, например, эмоциональная лабильность, низкая устойчивость к эмоциональным нагрузкам, повышенная тревожность, высокая утомляемость,  импульсивность, низкая устойчивость к стрессорным воздействиям, невротический тип реагирования могут существенно осложнять социализацию человека, а,  значит,  делать его состояние исходно дискомфортным. Приобретенная предрасположенность отличается от врожденной только происхождением. В данном случае нейромедиаторный дефицит является результатом травмирующего воздействия физических (черепно-мозговые травмы, ионизирующее излучение), химических (отравление нейротоксическими веществами), биологических (болезни, сопровождающиеся поражением центральной нервной системы) или психологических (длительный неизбегаемый стресс) факторов.

 

 

Импритинг (родительское программирование).

Под этим термином понимают  малоизученное явление, описывающее влияние настоящего поведения родителей на будущее поведение детей. Существует предположение, что, проживая свою жизнь на глазах собственных детей, мы закладываем в них на подсознательном уровне некоторые стойкие поведенческие стереотипы, которые непременно будут реализованы во взрослой жизни.

Таким образом, совокупным результатом неблагоприятного влияния на индивида эндогенных факторов является приобретение им отдельных «слабых звеньев» в структуре личности (в этом случае употребление наркотика выполняет задачу компенсации личностных аномалий и защищает уязвимые места; Естественно, что такая компенсация является  не только суррогатной, иллюзорной, но и крайне опасной). Этими «слабыми звеньями»  являются:

  • нарушение ценностно-смысловой организации личности
  • осутствие твердых мировоззренческих ориентиров
  • неспособность различения хороших и плохих поступков
  • стойкие нарушения саморегуляции и самоконтроля, трудности регуляции собственного поведения, прогнозирования последствий собственных действий
  • проблемы самооценки (неустойчивая, зависимая от сиюминутного положения, неаргументированная и поляризованная самооценка, формирование которой восходит к самым ранним этапам развития личности.)
  • недостаток самоуважения
  • снижение мотивации достижений
  • низкая способность к рефлексии и заботе о себе
  • незрелость эмоционально-волевой сферы
  • стойкие нарушения аффективной (эмоциональной) сферы, проявляющиеся явлениями алекситимии, высокой эмоциональной лабильности, «негативной» аффективности, низким  уровнем развития способности к сопереживанию;
  • неполноценная психосексуальная организация
  • агрессивность и нетерпимость
  • отсутствие стремления быть в обществе других людей, неспособность к межличностному общению
  • подчиненность среде
  • неадекватное восприятие социальной поддержки
  • слабые адаптационные способности, дезадаптивные стратегии копинг-поведения.

 

Экзогенные факторы в свою очередь можно разделить на микросоциальные:

  1. Семья
  2. Референтная группа
  3. Окружение

 и макросоциальные:

  1. Культуральные
  2. Субкультуральные
  3. Социально-экономические

Семья.

Семейные отношения, хотя и отнесены нами к внешним факторам влияния, являются определяющими в формировании внутреннего мира подростка. Семейная атмосфера закладывает мировоззренческую основу индивида, которая только слегка трансформируется в социальной перспективе.  Именно нарушения семейных отношений*, как показывает практика, чаще всего служат благоприятным фоном для формирования внутреннего запроса подростка на контакт с психоактивными веществами. Берем на себя  смелость утверждать, что любые дисгармонии во внутрисемейных отношениях способны спровоцировать поведенческую реакцию в виде пробы наркотических веществ.

 

Референтная группа.

Понятие референтной группы интегрирует значимых для индивида людей. Входить в эту группу могут представители как ближнего (родители, родственники, друзья, тренеры, педагоги), так и дальнего (так называемые «кумиры», в качестве которых для современного подростка чаще всего  выступают звезды спорта или шоу-бизнеса) круга. Очевидно значение влияния этой группы на внутренний мир подростка. Оно сфокусировано на эндогенном факторе под названием «мировоззрение». Если мировоззренческая модель большинства членов референтной группы гипотетического подростка предусматривает взгляд на наркотик, как «неотъемлемую часть жизни современного человека», вероятность ответа «да» на предложение попробовать наркотическое вещество у этого подростка будет весьма высока.

Окружение.

Группа сверстников, окружающих подростка во дворе,  школьном классе, группе института, спортивной секции и т.п. может оказывать довольно сильное давление на подростка, подталкивая его к «первой пробе» наркотика. Важно понимать и учитывать связанные с этой группой риски:

  • наличие в группе лиц, употребляющих ПАВ
  • одобрение группой идей наркотизма на уровне идеологии
  • отчуждение или конфликтные отношения со сверстниками в группе.

Макросоциальные факторы.

В качестве культуральных и субкультуральных предпосылок контакта индивида с ПАВ мы рассматриваем    традиционно выстроенные отношения с алкоголем и другими психоактивными веществами, общепринятые в  отдельных странах, этнических группах, национальных образованиях и т. п., а так же модные течения и направления, характерные для определенных  молодежных движений, воспринимаемые как руководство к действию. Эти факторы могут определять первый контакт с ПАВ в режиме «так принято». Социально-экономический фон в стране и государственная политика государства могут либо препятствовать, либо способствовать встрече индивида с наркотиком. Так, например,  жизнь в стране в период социально-экономических потрясений ввергает человека в состояние неизбегаемого стресса (прямой путь к приобретенной ущербности нейромедиаторных систем – нейромедиаторному дефициту, требующему экзогенной компенсации)*

 

Тема 4. Влияние однократного употребления ПАВ на здоровый организм. Феномен предрасположенности и связанные с ним угрозы. Психологическая зависимость.

 

Основные события при взаимодействии целого организма и наркотических веществ развиваются в центральной  нервной  системе. Влияние наркотика на мозг полимодально. Оно осуществляется на всех уровнях его (мозга) функционирования – молекулярно-клеточном (нейрон), нейрохимическом (нейромедиаторные системы, нейропептиды), нейрофизиологическом (вмешательство в деятельность систем, регулирующих поведение), социально-психологическом (влияние на взаимоотношения личности и социума). Начнем с рассмотрения изменений функционирования вследствие однократного приема наркотиков.  Клиническим следствием этих изменений и является состояние, которое мы называем опьянением.

 

МОЛЕКУЛЯРНО-КЛЕТОЧНЫЙ УРОВЕНЬ

На уровне нейрона эффекты наркотических веществ в основном направлены на клеточную оболочку (мембрану) и ферментные системы, управляющие клеточным метаболизмом. Важно понять, что на фоне выраженного опьянения клеточный метаболизм меняется. Обменные процессы в этих условиях протекают несколько иначе, чем в норме. По мере удаления из организма опьяняющего вещества (процесс этот называется элиминация) темп и качество обменных процессов возвращаются к исходному состоянию. Как правило, значимые изменения метаболических процессов в нейроне связаны с применением достаточно больших доз ПАВ. Тонкие эффекты, ради которых человек, собственно, и употребляет наркотик, реализуются, на следующем, нейрохимическом уровне.

 

НЕЙРОХИМИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ

Наиболее значимые эффекты алкоголя и наркотических веществ на мозг реализуются через нейромедиаторные системы. Именно по этой причине многие исследователи пытаются понять, как эти вещества влияют на процессы управления синаптической передачей. Разнообразие поведенческих эффектов наркотиков, вероятно, отражает многочисленные варианты их воздействия на компоненты нейромедиаторных систем и разные этапы нейромедиаторного процесса. Наркотические вещества  способны изменять функционирование самих медиаторов, ферментов, участвующих в их синтезе или разрушении, рецепторов медиаторов, или и тех, и других, и третьих одновременно.  Наибольшее значение при этом имеет взаимодействие наркотиков, например, с:                             Опиатной системой мозга

Взаимодействуя с опиатной системой, наркотики (особенно производные опия) выступают в роли прямых агонистов (т.е. связываются непосредственно с опиатными рецепторами, выполняя функции собственных медиаторов – эндорфинов), прямо   вмешиваясь в функционирование опиатной системы мозга. В результате такого вмешательства резко повышается интенсивность нейромедиаторного процесса в опиатных синапсах, а, следовательно – возрастает активность опиатной системы в целом. Изменение активности одной из основных нейромедиаторных систем мозга способно  существенно повлиять на внутримозговые отношения, определяющие активность позитивного и негативного подкрепления («награды» и «наказания») и спровоцировать состояние, характеризующееся ощущением глубинного, может быть никогда ранее не испытанного комфорта. Степень выраженности и глубина этого состояния определяется двумя факторами: величиной аддиктивного потенциала наркотика и исходным состоянием медиаторных систем конкретного человека (см. рисунок 9).

         С точки зрения функциональной организации  ЦНС даже однократное применение наркотика (опьянение) – это существенная перестройка функционирования мозга на рассмотренных уровнях (молекулярно-клеточный, нейрохимический), что не может не отразиться на следующем уровне функционирования:

 

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ИЛИ ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ

 

Существенно меняется само поведение человека на фоне опьянения во всех его проявлениях. Даже легкая степень любого опьянения всегда меняет поведенческие компоненты, формирующие облик  человека. Выражение лица, мимика, вазомоторика, настроение, вегетативные реакции, речь, жестикуляция – все становится инаким, не характерным для данного человека в его физиологическом  состоянии. Степень выраженности этой инакости связана с глубиной опьянения и зависит от дозы и индивидуальной устойчивости каждого организма, а конкретные проявления многочисленны и разнообразны.  Например:

  • со стороны настроения: беспричинная веселость, неадекватная ситуации смешливость или, наоборот, злобность, агрессивность;
  • со стороны речи: ускорение или замедление темпа, иногда невнятность («каша во рту»), подчеркнутая выразительность, вплоть до вычурности и др.;
  • со стороны вегетатики: изменение цвета кожных покровов (тотальная бледность или локальное покраснение отдельных частей тела), блеск или помутнение глаз, необычайно суженные или расширенные зрачки, плохо реагирующие на свет, повышенное слюноотделение или, наоборот, сухость во рту, осиплость голоса;
  • со стороны двигательной сферы: чрезмерно оживленная жестикуляция, появление избыточных ненужных движений, хаотичность движений, неусидчивость  или же, напротив, обездвиженность, вялость, нежелание менять позу (вне зависимости от ситуации), нарушение координации движений, их плавности и соразмерности (размашистость, резкость, неточность), неустойчивость при ходьбе, покачивание в положении стоя и сидя, особенно при закрытых глазах, нарушение почерка.

 

В основе перечисленных поведенческих сдвигов лежит глобальная перестройка функционирования организма на молекулярно-клеточном (в основном грубые токсические эффекты больших доз) уровне. Для нас (в контексте заявленной темы) более значимым является субъективное переживание опьянения индивидом. Это более тонкие эффекты опьянения, являющиеся результатом изменения функциональной активности основных нейромедиаторных систем в результате синаптических эффектов наркотических веществ. Субъективно опьянение переживается как выраженная активация системы «награды», т.е. резкий сдвиг  в  сторону зоны положительного подкрепления, как это показано на рисунке 10. Причем степень выраженности этого сдвига (варианты А, В или С) определяется, как было сказано выше, с одной стороны «силой» наркотика,* а с другой – индивидуальными особенностями каждого конкретного человека, т.е. тем, что медики называют предрасположенностью.**

Рисунок 10. Нейрофизиологическая характеристика опьянения. Феномен предрасположенности.

 

« + » НАГРАДА

(зона комфорта)

« ─ »   НАКАЗАНИЕ

   (зона   дискомфорта)

 

А

                                      В

                                С   

 

  Предрасположенность

  Отсутствие предрасположенности

  Слабо выраженная

  предрасположенность

 

Врожденная или приобретенная предрасположенность к формированию зависимости от психоактивных веществ означает, что употребление даже, так называемых, «слабых» наркотиков или алкоголя вызывает у человека предрасположенного чрезвычайно яркие ощущения, существенно сдвигая равновесие в сторону зоны комфорта. Такой человек, исходно дискомфортный, неуверенный в себе, склонный к тревожно-депрессивным реакциям, испытывающий затруднения с коммуникацией, никогда не знавший чувства внутреннего удовлетворения или покоя, встречаясь с наркотическим веществом, может переживать нечто вроде психологического шока, впервые в жизни испытывая ярко окрашенное позитивное чувство. Употребление наркотика (как поведенческий феномен) будет оценено таким человеком на глубинном биологическом уровне как безусловно позитивный поведенческий образец и отмечено в долговременной памяти соответствующей биркой со знаком «+». Внутренний диалог, протекающий при этом в глубинах подсознания такого человека  можно представить следующим образом:

- человек, обращаясь к своей «биологической сущности»: «А правильно ли я поступил, употребив наркотическое вещество?»

- «биологическая сущность»: «Абсолютно правильно», и слегка помедлив, добавит «суперправильно!!! Ты еще никогда в жизни так правильно не поступал!»

Этот короткий диалог отражает биологически детерминированную (т.е. естественную) оценочную реакцию системы «награда-наказание» на однократное употребление наркотического вещества. Однако, окончательная оценка каждого поведенческого образца, как мы договорились ранее, формируется все-таки на следующем надбиологическом  или личностном уровне (см. стр.11).

 

 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИЛИ ЛИЧНОСТНЫЙ УРОВЕНЬ

Исходя из собственных мировоззренческих установок (нравственное чувство), люди по отношению к наркотическим веществам делится на две большие группы. Представители одной из них говорят  наркотику решительное «нет!», а представители другой, не менее решительное – «да!» (справедливости ради следует указать на третью расплывчатую группу колеблющихся, которая после первой встречи с наркотиком, скорее всего присоединится ко второй). Пути формирования этих «да» и «нет» в подростковой душе неисповедимы. Можно только предположить, что они являются конечным (или промежуточным) результатом таинственных процессов, сопровождающих контакт генетически детерминированного индивида с окружающей его с момента рождения микро и макросоциальной средой. К сожалению, человечество (та самая макро - и микросоциальная среда) в основной своей массе не имеет отчетливых экзистенциальных ориентиров, и, следовательно, не может иметь твердых нравственных установок. Гедонистические устремления типичного представителя современной молодежи (в любой мировоззренческой упаковке) ничего содержательного не могут противопоставить наркотической идее. В самом деле, почему бы в общей погоне за удовольствиями  не использовать еще немного «кайфа», хотя бы для расширения представлений об окружающем нас мире, т.е. с познавательной целью? Эпизодическое употребление наркотических веществ, наполненное ярким  и убедительным для индивида биологическим смыслом,*  либо вообще не  находит возражений на личностном уровне, либо эти возражения слабы, неопределенны и легко рушатся под напором «биологической целесообразности». Колебания «умов, ни в чем не твердых» в этих условиях создают предпосылки для формирования разнообразных и очень опасных в перспективе иллюзий. Наиболее типичная из них это иллюзия собственного всемогущества: «Вот, наконец, я нашел инструмент, с помощью которого могу в любое время по собственному желанию моделировать свое психическое состояние. Это именно то, чего мне так не доставало на протяжении всей предыдущей жизни!» Возникновению и оформлению в сознании индивида таких иллюзий активно способствует актуализация некоторых (может быть не свойственных человеку вне опьянения) механизмов психологической защиты. МПЗ под названием «вытеснение», «минимизация», «отрицание» - непременные атрибуты опьяненного сознания - работают над созданием впечатления привлекательности (позитивного образа)  наркотического или алкогольного опьянения в рамках широко распространенной идеи «уколоться и забыться». Указанные впечатления фиксируются в долговременной памяти в «ячейке с табличкой: «предельно выгодное поведение!»*. Полная схема формирования поведенческого акта при однократном употреблении наркотика представлена на рисунке 10.

 

Рисунок 10. Схематическое изображение однократной наркотизации. Иллюстрация формирования психологической зависимости.

 

Информация:

 

ощущение награды, передаваемое через изменение состояния нейромедиаторных систем («кайф»)

НАГРАДА         НАКАЗАНИЕ

« +  »               «»

- позитивная оценка данного поведенческого образца

- формирование мотивации на будущее

поведение

 

Образец поведения:

 

наркотизация

 

Память:

- фиксация оценки – «предельно выгодное поведение»

- фиксация сформированной мотивации (интенция на повторение поступка)

 

Таким образом, мы констатируем: даже однократное употребление вещества, обладающего аддиктивным потенциалом, приводит к существенным сдвигам на всех уровнях функционирования (рисунок 11).  Опьянение – это другой, отличный от физиологического метаболизм, сопровождающийся изменением всех облигатных функций нейрона (В-1). Опьянение – это измененное функционирование нейромедиаторных систем, приводящее к активации механизмов награды (В-2). Опьянение – это отличающееся от исходного поведение и качественно другая память (В-3). Опьянение – это другие личностные характеристики (В-4) с иной системой ценностно-смысловых ориентаций, иным темпераментом, иначе организованными межличностными отношениями, иначе функционирующими механизмами психологической защиты. Выраженность этих сдвигов на всех уровнях функционирования,   как уже  было сказано,   зависит  с  одной  стороны от  исходного состояния биологических и личностных характеристик организма, а с другой, - от величины аддиктивного потенциала наркотического вещества. Существенное значение, на наш взгляд, имеет вопрос об обратимости указанных сдвигов. С биологической точки зрения все, что происходит с клеткой (метаболические сдвиги) и нейромедиаторными системами (изменение темпа нейромедиаторного процесса) на высоте опьянения, является обратимым. По мере элиминации (выведения) из организма наркотического вещества функционирование биологических механизмов приближается к исходному физиологическому состоянию и, в конце концов, становится ему идентичным.

     Рисунок 11. Схематическая характеристика состояния опьянения

                            

           А (УФС)                                В (состояние опьянения)

4

3

2

1

 

Примечание.   А – устойчивое физиологическое состояние (до употребления наркотика); В – состояние опьянения  (на фоне употребления наркотика); 1 –молекулярно-клеточный уровень; 2 – нейромедиаторный уровень; 3 – поведенческий уровень; 4 –  личностный уровень.

 

Возникает вопрос: а полная ли это идентичность? Ответ очевиден: нет, не полная. Человек после опьянения отличается от человека до опьянения сохраненной памятью о пережитом событии. На рисунке 11 показана фатальная необратимость сдвигов на поведенческом и личностном уровнях (4 и 3). Эту необратимость можно характеризовать как психологическую зависимость. Следует подчеркнуть, что психологическая зависимость, сформированная в результате однократного употребления наркотика или алкоголя – это еще не болезнь под названием наркомания. Патологическое начало на этом этапе отсутствует. Психологическая зависимость, как память о приятных ощущениях, испытанных во время опьянения,  обозначает отчетливую интенцию на повторение поведения, послужившего основой данной памяти. Сила ее (психологической зависимости) и готовность к воспроизведению следа памяти всецело зависит от яркости впечатлений, полученных человеком на фоне опьянения (т.е. от величины сдвига в зону «позитивного подкрепления» - см. рисунок 9). Не будем забывать, что яркость субъективного переживания опьянения напрямую связана с феноменом предрасположенности*.  С этой точки зрения даже однократное употребление наркотика несет в себе серьезную угрозу и,  как показывает наркологическая практика, зачастую определяет дальнейшую судьбу подростков, впервые попробовавших наркотик.

Чтобы зависимость состоялась, как явление патологическое, болезненное, необходимо одно непременное условие – система употребления наркотика. Вне такой системы зависимость состояться не может.

 

Тема 5. Факторы, влияющие на переход от однократных проб к системе потребления ПАВ. Мишени вторичной профилактики

 

 Возникает вопрос, существуют ли в природе силы или обстоятельства (факторы), способные заставить человека перейти от эпизодического употребления наркотических веществ к системе? Вопрос этот, а вернее, ответ на него важен, поскольку именно он определяет основные направления первичной и вторичной профилактики наркозависимости. В окружающем нас мире существует и действует достаточное количество потенциально значимых факторов, способных активно влиять на переход от эпизодического к систематическому употреблению наркотических веществ.  Комбинация из трех и более таких  факторов почти неизбежно приведет к формированию системы потребления наркотика.  Попытаемся еще раз* (см. тему №3) классифицировать эти силы и обстоятельства, разделив их предварительно на две группы внутренние (эндогенные) и внешние (экзогенные).

 

Таблица 1. Факторы, влияющие на формирование системы употребления

                    наркотических веществ.

Эндогенные

Экзогенные

Микросоциальные

Макросоциальные

Предрасположенность (Врожденная 1 и приобретенная 2)

Семья 6

 

Культуральные 3

 

Психологическая зависимость10

Референтная группа 7

Субкультуральные 4

Мировоззрение

(нравственное чувство)11

Другие микросоциальные

группы (окружение) 8

Социально – экономические 5

Импритинг 9 (родительское программирование)

 

Примечание.  1 - генетически запрограммированное нарушение нейромедиаторнного баланса, передающееся по наследству; 2  -   нарушение нейромедиаторного баланса, полученное в результате воздействия физических, химических, биологических или психологических факторов; 3  -   традиции и обычаи взаимоотношений с алкоголем и другими психоактивными веществами, характерные для отдельных стран, местностей национальностей и т.п.;  4   -    модные течения и направления, характерные для определенных групп населения, молодежных движений и т.п.;  5  -   жизнь в стране в период социально-экономического кризиса, например, ввергает человека в состояние неизбегаемого стресса (прямой путь к приобретеной4 ущербности нейромедиаторных систем);  6  -   любые дисгармонии во внутрисемейных отношениях способны спровоцировать поведенческие девиации в виде систематического употребления наркотических веществ или алкоголя;  7   -    включает людей, мнение которых не безразлично для данного индивида;  8   -    школа, двор, спортивная секция, фанклуб и др.;  9   -  малоизученное явление, описывающее влияние настоящего поведения родителей на будущее поведение детей; 10 – внутренняя интенция к повторному контакту с наркотиком, сформированная в результате первичного контакта; 11 – ценностно-смысловая организация личности, определяющая его способность различать добро и зло (хорошие и плохие поступки).

 

Тема 6. Влияние систематического употребления ПАВ на организм человека. Устойчивое патологическое состояние.

 

Что означает для организма система употребления наркотика? Она означает навязанное организму,  вынужденное существование в условиях, принципиально отличных от физиологических, - условиях постоянного присутствия активно действующего начала (наркотика)  в его (организма) внутренней среде. Это необычное, вынужденное, навязанное ему состояние требует от организма ответа в альтернативной форме: либо приспосабливайся, поддерживая гомеостаз, как основу  сохранения жизни, либо нарушай второй закон термодинамики и разрушайся. Организм, стремясь к выживанию, в полном соответствии с законами биологического детерминизма выбирает жизнь и адаптируется к предложенным ему условиям. Адаптация никогда не бывает бесплатным процессом. И в данном случае выживание достается  довольно дорогой ценой.  В качестве  платы за жизнь выступают устойчивые, а зачастую и необратимые патологические (болезненные) черты на всех уровнях функционирования организма.

 

НЕЙРОХИМИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ

Опиатная система мозга

Наркотические вещества  в исходном виде (опиаты) или после ряда метаболических превращений в организме* (алкоголь или другие стимуляторы центральной нервной системы) способны прямо взаимодействовать с опиатными рецепторами, оставляя не у дел собственные нейромедиаторы (эндорфины и энкефалины). Наркотическое вещество при этом берет на себя  медиаторные функции, а собственные эндорфины в это время, продолжая бесцельно выбрасываться в синаптическую щель, создают иллюзию их избыточного количества. Нейрон немедленно (по механизму обратной связи) реагирует на эту ситуацию, минимизируя  синтез своих собственных медиаторов. Параллельно снижению запасов собственного медиатора систематическая наркотизация провоцирует еще один патологический сдвиг. Его называют феноменом разрастания рецепторного поля.** Не трудно заметить, что эти два параллельно протекающих процесса противоположно направлены. Они все более увеличивают разрыв между потребностью организма в эндорфинах (увеличение количества рецепторных зон) и возможностью эту потребность удовлетворить (истощение запасов эндорфинов). Считают что именно этот разрыв, именно этот диссонанс лежит в основе  патогенетического механизма  болезненного влечения к наркотику. Сила этого влечения может достигать огромных  величин и провоцировать наркозависимых на совершение поступков, абсолютно для них не характерных вне наркотизации (обман, воровство, разбой, проституция и др.).

Прекращение наркотизации в этих условиях провоцирует острейший дефицит  опиатной нейромедиаторики, что мгновенно отражается на состоянии всего организма, вызывая синдром отмены или, так называемую, «ломку».  Общими признаками таких состояний будут:

  • страдальчсеский внешний вид (неестественная бледность, часто землистый цвет  и заострившиеся черты лица, запавшие, «тусклые» глаза)
  • резкое ухудшение самочувствия (ощущение резко выраженного дискомфорта, недомогание, вялость, слабость, разбитость, резкая утомляемость вплоть до полной утраты работоспособности)
  • резкое снижение настроения, подавленность, капризность, раздражительность, вспыльчивость, злобность, тревога, тоска, апатия
  • потливость
  • двигательное беспокойство, возбуждение или, наоборот,  неподвижность, обездвиженность
  • боли в различных частях тела в виде жжения, покалывания, мышечные боли значительной интенсивности («выкручивающие», «тянущие» боли в мышцах спины, икроножных мышцах, поясничной области, боли в сердце, желудке, кишечнике, головные боли)
  • непроизвольные подергивания отдельных мышц (тики), мышечные судороги
  • нарушение пищеварения, тошнота, многократная рвота, понос с мучительными тенезмами

 

Следует отметить, что в целом на фоне систематической наркотизации нейромедиаторный дисбаланс  усугубляется по типу порочного круга: чем длительнее человек употребляет наркотики, тем большим становится разрыв между потребностью в эндорфинах (увеличение рецепторного поля) и способностью организма эту потребность удовлетворить (снижение запасов собственных эндорфинов), тем больше причин  для продолжения наркотизаци. Типичный пример «змеи, кусающей собственный хвост»

 

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ИЛИ ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ

Изменения, только что описанные нами (нейрохимический уровень) не могут не сказаться  на функционировании следующего уровня, основным элементом которого является система положительного и отрицательного подкрепления. Нарастающие нейромедиаторные сдвиги, как результат систематической наркотизации, обеспечивают увеличение порога позитивных ощущений, что обозначается медицинским термином «рост толерантности*». Процесс роста толерантности неизбежно отражается на состоянии системы позитивного и негативного подкрепления, провоцируя постепенное смещение оси разделяющей зоны «награды» и «наказания» в сторону зоны «награды».

Рисунок 12. Система положительного и отрицательного подкрепления в

                   обыденной (донаркотической) жизни (см. рисунок 6)

«+» награда

 

«—» наказание

 

      А'

 

 

 

 


                         А

 

 

 

     

Примечание. А – граница, разделяющая зоны награды и наказания в донаркотической жизни; А' – проекция границы, смещающейся в процессе формирования зависимости от наркотика.

 

Рисунок 13. Система положительного и отрицательного подкрепления на фоне сформированной зависимости (синдром  ангедонии) вне употребления наркотика.  

                                   

«+» награда

«—» наказание

       А

 

 

 

 


                              А'

 

 

 

      Примечание. А - граница, разделяющая зоны награды и наказания (на фоне сформированной зависимости смещается влево); А' – проекция границы А в донаркотической жизни (вне формирования зависимости).

 

Такое смещение означает, что чувственная оценка явлений и событий, происходивших с человеком, или поступков, совершавшихся им до начала употребления наркотика (зона А'– А на рисунке 12), в ходе формирования зависимости  целиком проецируются в зону отрицательного подкрепления (зона А – А' на рисунке 13). Именно поэтому все эти явления, события и поступки, радовавшие индивида в обыденной жизни (например, голубое небо, солнышко, травка, пение птиц и т.п.) на фоне сформированной зависимости оказываются неспособными принести ему хотя бы жалкое подобие удовлетворения (сравни рисунки 12 и 13). Сравнительный анализ схематического изображения, представленный на этих рисунках наглядно показывает, что поведенческие образцы, располагающиеся в пределах зоны А - А' на рисунке 12 (донаркотическое поведение) имеют статус позитивно подкрепляемых.  Точно такие же поступки (поведенческие образцы) на фоне сформированной зависимости обретают статус противоположный (рисунок 13) и целиком располагаются в зоне негативного подкрепления.

Описанные обстоятельства лежат в основе клинического феномена, известного под названием «синдром ангедонии»,* который является серьезным мотивационным фактором, поддерживающим  наркозависимое поведение. Причем в данном случае на закрепление этого поведения (и связанных с ним поведенческих стереотипов) работает и система положительного подкрепления (стремление к позитивным ощущениям - «кайфу») и система отрицательного подкрепления (стремление избежать негативных состояний, связанных с отменой наркотика, т.е. «ломки»). Схема регуляции поведения в этих условиях четко ориентирована на формирование и закрепление в долговременной памяти (рисунок 14) поведенческих образцов, направленных на поиск и реализацию влечения к наркотику.

Рисунок 14. Схема формирования и закрепления наркозависимого поведения в результате  систематической наркотизации.

 

 

Информация:

 

 


чередующиеся ощущения: награды (на высоте опьянения «кайф») и наказания (выведение наркотика из организма – угроза ломки),

 

НАГРАДА         НАКАЗАНИЕ

«+»               «  »

 

- к мотиву «стремление к награде» добавляется мотив «стремление избежать наказания»

- формирование жесткой мотивационной   структуры, ориентированной на продолжение наркотизации

 

 

 

Образец поведения:

 

 

наркозависимое поведение

(система потребления наркотика)

 

Память:

 

 

фиксация и закрепление поведенческой программы, направленной на поиск и употребление наркотика

 

Сформированная в результате систематического употребления наркотика поведенческая программа неизбежно вступает в конфликт с микросоциальным (семья, друзья, работа, учеба) и макросоциальным (закон) окружением. Проекция этого конфликта во внутриличностные отношения индивида неизбежна. Выражаясь простым языком, его суть можно обозначить, как «я хочу, а все (в том числе и мое рациональное «я») говорят, что мне нельзя». Избегая нарастающего внутреннего напряжения, наркоман должен каким-то образом оправдать и объяснить свое поведение, идущее вразрез с общепринятыми нормами и правилами (оправдать перед самим собой и объяснить, в первую очередь, самому себе). Чтобы продолжать наркотизацию в этих условиях, человеку, зависимому от наркотиков необходимо разрешить обозначенный внутриличностный конфликт. Решение этой задачи требует идеологической  поддержки на следующем,  личностном уровне.

 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИЛИ ЛИЧНОСТНЫЙ УРОВЕНЬ  ― в этих условиях принимает на себя функцию идеологического обслуживания наркозависимого поведения.  Создается  ситуация, когда некоторые личностные  компоненты (конструкты) начинают работать (парадоксально, но – факт!) на целенаправленное сохранение и поддержание поведенческой программы наркозависимости. Особенно ярко это проявляется в функционировании на этом фоне механизмов психологической защиты (МПЗ). Оберегая  человека от внутриличностного конфликта,  МПЗ примиряют личность с необходимостью принимать наркотики. Приведем несколько типичных примеров:

МПЗ под названием «рационализация» срабатывает,  используя общеизвестные и широко распространенные в наркологическом мире  штампы: «человеку необходимо хоть как-то расслабляться» или «меня не ценят и не понимают близкие мне люди, поэтому я все время срываюсь», или «мое творческое начало нужно как-то стимулировать».

МПЗ под названием  «отрицание» использует формулу «у меня вообще нет никаких проблем с наркотиками».

Комбинация МПЗ «проекция» + «рационализация»  использует более сложное построение «абсолютно все окружающие меня люди употребляют наркотики (проекция). На этом фоне мне просто некуда деваться (рационализация)». 

Некоторые мировоззренческие установки, рожденные в недрах молодежной субкультуры и отражающие гедонистическую ориентацию современного человечества, также поддерживают идею наркотизма:  «наркотики – это круто!» или «нужно испытать все в этом мире» или «в погоню за кайфом!» или «скажи наркотику «иногда»!»

Параллельно становлению зависимости происходят изменения в сфере ценностно-смысловой организации. Реализуется процесс, итогом которого является изменение иерархической структуры ценностей. Психологи называют его «сдвигом мотива на цель». Если в начале наркотизации употребление наркотика является средством для достижения какого-либо иного результата (например, отдохнуть, расслабиться), то по мере развития заболевания само употребление наркотика приобретает определяющее (целевое) значение.

Итак, систематический прием наркотических веществ приводит к болезненным сдвигам на всех уровнях функционирования (рисунок 15*). Большинство этих сдвигов носит необратимый характер и является  конечным или промежуточным результатом каскада адаптивных реакций в условиях наркотизации. Адаптация - это процесс, как мы уже отмечали, не бесплатный. За приобретение устойчивости в новых условиях (В)  организм расплачивается появлением патологических (болезненных) черт на каждом из рассматриваемых уровней. Постепенно формируется новый болезненный гомеостаз, который характеризуется другим, отличным от исходного, клеточным метаболизмом (В-1), другой нейромедиаторикой (В-2), другим поведением и другой памятью (В-3). Устойчивое изменение физиологических характеристик неизбежно влечет за собой столь же устойчивые сдвиги на личностном уровне. Формируется наркозависимая личность (В-4) с отличными от исходных характеристиками (иная система ценностей, иные смысловые ориентации, иной характер и темперамент, иначе организованные межличностные отношения, иначе функционирующие механизмы психологической защиты и т.п.). 

      Рисунок 15. Патологические сдвиги в процессе формирования

                          наркотической зависимости

             

                А (УФС)                              В (УПС зависимости)

4

3

2      

1

Примечание. А – устойчивое физиологическое состояние (до употребления наркотика); В –  устойчивое патологическое состояние зависимости от наркотических веществ; 1- молекулярно-клеточный уровень; 2-нейрохимический уровень; 3-поведенческий уровень; 4-личностный уровень.

 

 

 

Тема 7. Профилактические ресурсы с точки зрения биопсихосоциодуховной природы феномена зависимости. Мишени первичной и вторичной профилактики. Роль ФК и спорта в профилактике наркотической зависимости.

 

 Первичная и вторичная профилактика – понятия, близкие по основным ориентирам и способам достижения позитивных результатов.  Первичная профилактика – это меры, направленные на предотвращение первого контакта подростка с наркотиком, а вторичная – ориентирована на предотвращение формирования системы потребления наркотиков у лиц, имеющих опыт использования наркогенных веществ, т.е. сформированную психологическую зависимость (см. тему №4). К мерам вторичной профилактики дополнительно относят создание системы раннего выявления потребителей ПАВ, обеспечение доступности комплексного обследования и оказание квалифицированной психологической, медицинской, педагогической и социально-психологической помощи семьям, где выявлено употребление наркотиков.

В качестве мишеней первичной профилактики выступают факторы риска «первой пробы» наркотического вещества, описанные нами в разделе №3 (стр. 31-36). Эти мишени должны адекватно оцениваться с точки зрения возможности влияния на них с целью достижения позитивных профилактических результатов. Так, например, генетическая (врожденная) предрасположенность к наркотизации в качестве мишени первичной профилактики должна оцениваться как бесперспективная (с учетом существующих в мировой практике средств и ожидающихся научных достижений). По той простой причине, что в настоящее время нет (и в ближайшее время не предвидится) способов изменить нарушенную генетическую структуру человека. А вот система работы с предрасположенными людьми и способы их выявления должны быть обязательно включены в комплекс профилактических мероприятий. Выявление, адекватное информирование предрасположенных индивидов об их особом состоянии (по отношению к ПАВ) и обучение их способам компенсации  личностных проблем, спровоцированных нейромедиаторным дефицитом, представляет собой важный профилактический ресурс. Этот ресурс, однако, до настоящего времени никак не используется.

Наиболее важным направлением первичной и вторичной профилактической работы является формирование твердых нравственных ориентиров в личности подростка. Только при этом условии отрицательное отношение к самой идее наркотизма может обеспечить отказ от употребления наркотика («первая проба») в любой жизненной ситуации. Однако надо понимать, что обретение человеком здоровой нравственности лежит вне сферы общепринятых в настоящее время образовательных или воспитательных моделей. Это приоритет духовной сферы*, которая формируется исключительно духовными методами. К сожалению, в отечественной педагогике эти методы после октября 1917 года полностью игнорируются. Результат такого игнорирования  мы все отчетливее ощущаем в окружающем нас мире. Яркой иллюстрацией общего искажения нравственного чувства современных подростков является исследование,  проведенное департаментами полиции и народного образования в городе Фуллертоне** (Калифорния), в марте 1988 года. Целью исследования было сравнение «Семи основных проблем» в школах города в 1940 и 1988 гг.:

Основные проблемы в 1940 г:

  1. Ученики разговаривают
  2. Жуют жвачку
  3. Шумят
  4. Бегают по коридорам
  5. Не соблюдают очередей
  6. Одеваются не по правилам
  7. Сорят в классах.

 

Основные проблемы в 1988 г.:

  1. Употребление наркотиков
  2. Употребление алкоголя
  3. Беременности
  4. Самоубийства
  5. Изнасилования
  6. Ограбления
  7. Избиения.                                     

 

Впечатляет, не правда ли? Не уверен, что подобное исследование в Российских школах даст намного лучший результат. Пора понять, наконец, что не только отсутствие элементарного религиозного воспитания, но и исключение всякого религиозного знания из образовательных программ в секуляризованном социуме неизбежно приводит к духовной деградации, а значит, и к искажению нравственного чувства людей.

Важнейшей мишенью всех видов профилактики является семья подростка. В 3-м разделе было отмечено, что любые дисгармонии во внутрисемейных отношениях способны спровоцировать поведенческую девиацию в виде «первой пробы» наркотических веществ или в виде перехода от эпизодического употребления к системе. Поэтому гармонизация семейных отношений является мощным профилактическим ресурсом в первичной и вторичной профилактике любой аддикции. Достижение и поддержание внутрисемейной гармонии  - дело весьма сложное. Для его осуществления далеко не всегда хватает одного стремления супругов, сопровождаемого даже высококвалифицированной психологической помощью в рамках различных программ семейного консультирования. Семейное консультирование на уровне обучения применению противозачаточных средств под эгидой лозунга «твой друг – презерватив!!!»* скорее всего, приведет к обратному результату. Гармоничные семейные отношения – результат нравственных усилий обоих супругов, направленных на конгруэнтность (сочетаемость и взаимодополняемость) ценностно-смысловых ориентаций. Такая конгруэнтность может быть достигнута только духовными средствами.

Очень важно, с профилактической точки зрения, чтобы родители ясно понимали свою ответственность за появление поведенческих девиаций у собственных детей. Готовность нести такую ответственность опять-таки отражает уровень нравственности супругов**.

Референтная группа, как инструмент позитивного влияния на мировоззренческие установки подростка, должна расцениваться как важный компонент профилактических программ. К сожалению, процесс нравственного оскудения, характерный для современного секуляризованного мира, существенным образом сказывается и на этой микросоциальной группе. В настоящее время референтная группа чаще является источником негативных мировоззренческих, а значит и поведенческих образцов, направленных на поддержание идеи наркотизма. Все реже в состав этой группы входят родители и педагоги, все чаще – «крутые» сверстники или «кумиры». Однако и в наше время сохраняется существенный профилактический ресурс на уровне референтной группы. Как правило, в этой группе одну из центральных позиций (по степени влияния на мировоззрение подростка) занимает спортивный тренер. 

 

Тема 8. Значение личности специалиста физической культуры и спорта в профилактике наркозависимости несовершеннолетних.

 

Успех профилактических программ во многом зависит от их спо­собности привлекать и удерживать людей, которым данные программы адресованы. В отношении современных подростков, в особенности лиц, склонных к употреблению психоактивных веществ, такое условие часто становится трудновыполнимым. Не­обходимо искать пути, позволяющие вступить в контакт с молодежью на добровольной основе. Большим по­тенциалом, в этом плане, обладают средства физической культуры и спорта. В настоящее время спорт является самым массовым увлечени­ем российской молодёжи. По коли­честву приверженцев спорт опережает все другие виды досуговой деятельно­сти. Однако для эффективного ис­пользования средств физической куль­туры и спорта в профилактике наркоманий требуется разработка гра­мотного подхода и решения ряда су­ществующих проблем. Не вызывает сомнений тот факт, что значительная часть людей, регулярно занимавших­ся спортом в период отрочества и юно­сти, в последующем демонстрируют здоровый образ жизни. В тоже время, известно, что многие спортсмены, в том числе спортсмены так называе­мого «большого спорта», заканчива­ют карьеру в криминальных струк­турах, а также становятся пациентами наркологических клиник. Какие факторы влияют на направление, в котором будет развиваться личность юного спортсмена? Этот и другие воп­росы необходимо решить перед под­готовкой программ, направленных на профилактику наркоманий у детей и подростков средствами физической культуры и спорта.

«Спорт как альтернатива нар­котикам». Под таким лозунгом час­то проходят спортивные мероприя­тия, приуроченные к борьбе с детской и подростковой наркоманией. Одна­ко, распространенное мнение, что под­росток приходит к употреблению наркотиков в результате безделья и неумения себя занять, не соответству­ет действительности. Исследования показывают, что «скука», «избыток свободного времени» как единствен­ный мотив начала употребления психоактивных средств встречается крайне редко. Многие из существующих спортивных секций пустуют, причем бесплатные спортивные секции час­то привлекают молодежь меньше, чем платные клубы. Было бы ошибкой считать, что простое увеличение чис­ла спортивных площадок автомати­чески улучшит ситуацию. Также обстоит дело с крат­ковременными спортивными акци­ями. Разовые спортивные меропри­ятия, типа массовых пробегов и т. п., отдельно взятые, как правило, не име­ют профилактического эффекта, так как практически не затрагивают внутренних, ценностных аспектов личности. Психологические, духов­ные качества личности формируют­ся крайне медленно, и такие акции, в силу своей крат­ковременности и дискретности не оказывают серьёз­ного влияния на развитие личности.

Следует понимать, что спорт, сам по себе, не является ан­тагонистом наркотизации, более того в случаях неправильного применения, именно спорт может активировать пусковые факторы наркотизации. Проблемы, свя­занные с конкуренцией, агрессиейк употреблением допинговых средств, являются постоянными спутниками спортивных занятий и представля­ют большую опасность с точки зре­ния наркопрофилактики.

Особое внимание необходимо уделять воспитательному аспекту физической культуры и спорта, культуре здоро­вья. В наследие восприятия психо­логии как «лженауки» в недавнем прошлом, сегодня не существует по­нятия «психическая культура». Учи­тывая же неразрывную взаимосвязь телесности и психики, физическая культура должна охватывать и воп­росы, связанные с внутренним, пси­хологическим состоянием человека. Для создания эффективной системы профилактики средствами спорта следует ответить на следующие воп­росы: Существуют ли принципиаль­ные отличия преподавания спорта в обычных секциях и в группах про­филактической направленности, в чем они проявляются? Существуют ли психологические показания и про­тивопоказания к определённым ви­дам спорта, обусловленные личност­ными особенностями спортсмена? Все ли виды спорта одинаково эффек­тивны с точки зрения профилакти­ки наркоманий?

В плане профилактики нарко­маний, целью спортивных занятий выдвигается формирование ориента­ции на здоровый образ жизни, вос­питание эмоционально-волевых ка­честв личности и её нравственности. Задачей первостепенной важности является формирование у спортсме­на здорового (обеспечивающего стрессоустойчивость) и нравственно­го отношения к победе и поражению, а так же регуляции собственного по­ведения. Психологическое сопро­вождение спортсменов должно пре­следовать цели развития личности, а не только увеличения спортивных достижений. В этом смысле, цели «профилактического спорта» при­ближаются к целям физической культуры. Однако, учитывая особую популярность среди молодёжи имен­но спорта, а не просто физкультур­ных занятий (занятия на уроках физ­культуры в школе, часто вообще не пользуются популярностью среди учеников, особенно девочек), в про­филактическом процессе необходи­мо объединять спорт и физическую культуру. Психологические особен­ности детского и подросткового воз­раста указывают те зоны, на которые требуется обращать наибольшее вни­мание в профилактической работе.

Желание соответствовать своей группе сверстников («быть как все»), стремление отключиться от неприят­ностей, отсутствие положительного примера значимого лица, — все эти социально-психологические факторы, способствуют началу злоупотребле­ния психоактивными веществами, и именно здесь и могут помочь физи­ческая культура и спорт. Попадая в спортивную секцию, ребёнок, подро­сток оказывается в коллективе свер­стников, объединённых одними ин­тересами и единой целью развития своих физических возможностей. Вместе с этим ему предстоит найти своё место в группе (команде), вы­работать отношение к победе и по­ражению, научиться добиваться ус­пеха своим трудом, самостоятельно поддерживать собственную работос­пособность, получать удовольствие через преодоление трудностей и дви­гательную реализацию, прочувство­вать и осознать здоровье как цен­ность. То, насколько эти цели будут достигнуты, в первую очередь, зави­сит от тренера. Именно он должен стать тем взрослым, который на соб­ственном примере, покажет путь к здоровому физически и психологи­чески образу жизни. В случае если сам тренер, пренебрегая воспитатель­ными аспектами спорта и физичес­кой культуры, делает акцент на раз­витии спортсменами количественных показателей (дальше прыгнуть, быс­трее пробежать и т.д.) открывается иная картина: основная часть зани­мающихся становится основанием пирамиды, на вершине которой сто­ит один единственный чемпион. Спортивная конкуренция приводит к низкой (либо завышенной) само­оценке, в команде появляются «из­гои и неудачники», поражения при­водят к сильным стрессам, агрессия реализуется вне спортивного зала, а перенапряжение влечёт неадекватные способы расслабления. В худших случаях (это относится в основном к спорту высших достижений) для по­вышения спортивных результатов применяются допинговые средства, что является начальным опытом ис­пользования психоактивных средств. Сама система физического воспита­ния, в том виде, в котором она суще­ствует в современной школе, не толь­ко не обеспечивает необходимого развития молодёжи, но, скорее отби­вает желание заниматься спортом. Спорт советского периода времени характеризовался наличием подхо­да, где физическое воспитание рас­сматривалось как плацдарм для спорта высших достижений; показа­тели здоровья, физического и психи­ческого развития являлись второсте­пенными или вообще не учитывались (до сих пор, оцениваются в основ­ном метры, секунды, килограммы и т. д.).

В последнее время появилось много новых видов спорта, в тоже время некоторые «старые, проверен­ные» виды теряют привлекатель­ность в глазах современного подро­стка. Воспитательный процесс сопутствует практически любому виду спорта, однако, можно предпо­ложить, что разные виды спорта име­ют свои особенности, влияющие на личность спортсмена, в зависимости от его психологического склада. Например, в результате психодиаг­ностических исследований спортсменов командных и одиночных видов спорта, выяснилось, что для первых характерен более высокий уровень тревожности, чем для вторых. Кроме того, возможно, определить раз­ личные виды спорта как более или менее подходящие для спортсменов в зависимости от их психологических особенностей, что должно обеспечить индивидуальный подход при выборе вида спорта для каждого ребёнка. Так, например, отдать ребёнка с шизоидной акцентуацией играть в футбол, либо любую другую секцию командного вида спорта — значит гарантировать ему стресс, зато игра в шахматы, вероятно, будет для него интересна. И наоборот, гипертимный подросток не сможет долго сидеть за шахматной доской... Подобные вопросы требуют дополнительных исследований и разработок. И всё же, существуют ли методы физической культуры и спорта, подходящие в качестве профилактики наркозависимости для широкого контингента детей и подростков?

Следует отметить, что в настоящее время не все виды спорта вызывают одинаковый интерес у молодёжи. Этот факт необходимо учитывать при подготовке спортивных профилактических программ. В процессе занятий снижается нервно-психическое напряжение, закрепляется ориентация личности на здоровый образ жизни.

Привлекательность спорта и фи­зической культуры для молодёжи со­стоит не только в самой физической активности, но и в их внешней сто­роне. Действительно, эстетическая сторона спорта значительно расши­ряет число приверженцев здорового образа жизни. Такие атрибуты спортивных занятий как красивая спортивная форма, оснащение спортивных залов или свежий воз­дух, если занятия проходят на при­роде, наличие зрителей способны привлечь большое количество моло­дых людей, в особенности девушек (следует заметить, что одной из осо­бенностей распространения нарко­маний в России является тенденция быстрого увеличения числа деву­шек-наркоманок). В связи с этим, профилактика наркоманий должна использовать средства телесно-худо­жественных направлений физичес­кой активности, такие как, например спортивные танцы. Акробатический рок-н-ролл, фристайл, брейк и дру­гие спортивные танцы, сочетающие популярную музыку и внешнюю привлекательность, обладают высо­ким потенциалом с точки зрения наркопрофилактики. «Мода» вооб­ще может, как привлечь детей и под­ростков на сторону здорового обра­за жизни, так, и, наоборот, ему противодействовать. Пока реклама пива выглядит более привлекатель­но в глазах подростка, чем спорт, ве­роятно, приоритет будет оставаться за первым.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.1.2. Дополнительные и справочные материалы курса.

2.1.2.1  Критерии сформированной зависимости от ПАВ.

Основные критерии зависимости от ПАВ сформулированы в международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10). Классификация эта разработана Всемирной организацией здравоохранения и считается общепринятой в мире: три или более из числа следующих проявлений должны испытываться или возникать на протяжении предыдущих 12 месяцев:

  • сильное желание или чувство насильственной тяги к приему вещества;
  • нарушенная способность контролировать прием вещества: его начало, окончание или дозу;
  • состояние физиологической абстиненции, когда прием вещества уменьшается или прекращается, о чем свидетельствует синдром отмены, характерный для этого вещества, или использование того же (или сходного) вещества с целью облегчения или предупреждения симптомов абстиненции:
  • проявление толерантности к эффектам ПАВ, заключающееся в необходимости повышения дозы для достижения эффектов, первоначально производимых в результате приема более низких доз;
  • постепенный отказ от альтернативных форм наслаждения и интересов, увеличение времени, необходимого для получения или приема вещества или восстановления от его эффектов;
  • устойчивое употребление вещества вопреки ясным доказательствам явно вредных последствий, таких как, например, вред печени в результате чрезмерного потребления алкоголя, депрессивные состояния в результате употребления значительного количества стимуляторов или нарушение познавательной способности, связанное с употреблением веществ (приходится прилагать усилия для того, чтобы потребитель фактически или предположительно осознал природу и степень вреда).

 

2.1.2.2.  Основные синдромы при наркоманиях. Формы наркоманий и токсикоманий.

 

           Основными характеристиками наркомании являются приобретенные в результате злоупотребления ПАВ измененная реактивность, психическая и физическая зависимость. В нашей стране к наркоманиям относят патологическое пристрастие к веществам, которые согласно списку Постоянного комитета по контролю наркотиков, утвержденного Минздравом РФ, отнесены к наркотическим средствам. Злоупотребления другими веществами обозначаются как токсикомании.

         Сравнительная оценка различных форм наркоманий и их  развития помогла выделить диагностически значимые группы признаков (симптомов), общие для всех форм наркоманий. Эти группы симптомов медики называют синдромами. Наличие и взаимозависимая динамика синдромов позволяют специалистам довольно точно определить и классифицировать любую зависимость. Основными синдромами при наркоманиях и токсикоманиях являются:

синдром измененной реактивности организма к действию данного наркотика (исчезновение защитных реакций, рост толерантности, изменение формы потребления, потеря контроля над дозой, изменение характера опьянения);

синдром психической зависимости (обсессивное* влечение, отсутствие психического комфорта вне действия наркотика); Психическая зависимость включает психическое (обсессивное) влечение к наркотику и отсутствие психического комфорта вне интоксикации. Обсессивное влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подъеме настроения в предвкушении приема. Подавленности, неудовлетворенности в отсутствие наркотика. Если компульсивное влечение диктует поведение больного, то психическое, обсессивное определяет настроение, эмоциональный фон. В своем течении обсессивное влечение волнообразное. Оно не выражено, если необходимый ритм наркотизации соблюдается без задержки, в этом случае возникающее влечение удовлетворяется тут же. Оно может временно подавляться крупным конфликтом вследствие наркотизации, госпитализацией больного, каким-либо эмоционально сильным увлечением, не связанным с наркотиком. Влечение обостряется при неприятных переживаниях, встречах с друзьями наркоманами, разговорах о наркотиках.

синдром физической зависимости (компульсивное** влечение, абстинентный синдром, отсутствие физического комфорта вне действия наркотика). Физическое (компульсивное) влечение, один из широко известных признаков наркоманий, выражается в неодолимом стремлении к наркотизации. Влечение достигает высокой интенсивности, вытесняя даже такие витальные влечения, как голод и жажду. От обсессивного компульсивное влечение отличается не только своей интенсивностью, но и тем, что способно подчинять все содержание сознания в настоящий момент, не оставляя места другим, не связанным с наркотизацией представления. Компульсивное влечение не только определяет умонастроение и аффективный фон, оно диктует поведение, подавляет и устраняет противоречащие мотивы и контроль. Компульсивное влечение определяет поступки больных, мотивацию их действий. При компульсивном влечении все направлено на поиск наркотика и на преодоление препятствий к этому. Кроме того, компульсивное влечение сопровождается характерными вегетативными проявлениями в виде расширения зрачков, сухости во рту,  тремора даже при тех наркоманиях, для которых тремор нетипичен. Можно выделить три вида компульсивного влечения: 1) возникающее на фоне трезвости вне опьянения; 2) входящее в структуру абстинентного синдрома; 3) возникающее при опьянении.

        Характеристика опьянения.  Каждый наркотик при попадании в организм вызывает нарушение сознания разного типа и глубины: от сужения поля сознания до различных степеней помрачения сознания. Коллективное гипнотическое сознание при гашишизме резко отличается от индивидуального изолированного суждения сознания с помрачением при опьянении опиатами и обострением яркости при приеме стимуляторов. Картина опьянения зависит от вида наркотика и дозы. Характерна реакция в виде расширения зрачка, за исключением  опьянения опиатами и некоторыми психодизлептиками (LSD). Большинство наркотиков вызывают гипертермию (повышение температуры тела) и гиперемию (покраснение кожи), пото-, слюно- и салоотделение, тахикардию и подъем АД, учащение дыхания. Часто наркотические вещества снижают аппетит и повышают сексуальную активность. Мышечный тонус, возбудимость, скорость и координация движения снижаются, за исключением интоксикации стимуляторами. Характерна неуправляемость психической деятельности. В эмоциональной сфере – невозможность подавить тревогу, страх или другие отрицательные ощущения. В сфере восприятия могут появляться иллюзии и галлюцинации, которые при некоторых интоксикациях (например, опиаты) иногда, а при других (например, LSD) – всегда, с какого-то момента становятся неуправляемыми (опьяневший не в состоянии изменить волевым усилием их содержание). В мышлении свободное, спонтанное течение мыслей (опиаты, алкоголь, седативные); при других видах интоксикации возникают мысли, от которых невозможно освободиться. Диссоциация психической деятельности: Нередко она создается в темпах функций отдельных сфер психики. При опийном, гашишном опьянении, приеме психодизлептиков (например, LSD) возможны диссоциации мышления, наблюдения за своими переживаниями, их оценка со стороны. Иногда диссоциирует сознание «я», когда «душа» со стороны наблюдает за «телом». Эта диссоциация особенно характерно для психодизлептиков, которые использовались в древних эзотерических культах, колдовстве и шаманской практике. В пределах интеллектуальной функции видима диссоциация восприятия и запоминания, понимания и способности вербализации.  «Все становится ясным», «другой смысл всего» наряду с невозможностью сказать, что «все» и что «другое». Диссоциация хотя и редко, но наблюдается в эмоциональной сфере: притом, что впечатления чувственно насыщенны, возможны отстранения, отчуждения, самооценка переживаний в конкретный момент. К диссоциативным следует отнести наплыв мыслей, а также ощущение пустоты в чувствах и мыслях, «остановку» мыслей при вытрезвлении.  Выход из наркотического опьянения сопровождается сном, даже после приема стимуляторов. Часто развивается депрессивное состояние с чувством острой тоски, безнадежности, суицидальными мыслями (психодизлептики, стимуляторы  в высоких дозах), тревога, безотчетный страх (гашиш).

 

2.2. Перечень контрольных вопросов и заданий для самостоятельной работы

 

2.2.1.Основной раздел:

 

1.  Облигатные функции нейрона

2.  Структура синаптической зоны.  Виды нейромедиаторов.

  1. Роль памяти в процессе формирования поведения
  2. Понятие о нейромедиаторных системах
  3. Эффекты однократного употребления наркотика на уровне нейромедиаторных систем
  4. Функциональное значение моноаминергической нейромедиаторной системы (дофамин-, норадрен- и серотонинергия)
  5. Эффекты однократного употребления наркотика на поведенческом уровне
  6. Факторы риска возникновения химической зависимости у несовершеннолетних: биологические, психологические, социальные, духовные.
  7. Функциональное значение ГАМК-ергической нейромедиаторной системы

10. Роль микросоциума в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе. Семья.

11. Функциональное значение возбуждающих аминокислот (ВАК)

12. Роль макросоциальных факторов в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе

13. Роль эндогенных факторов в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе. Понятие о предрасположенности.

14. Функциональное значение опиатной системы мозга. Эндорфины и энкефалины

15. Роль микросоциума в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе. Окружение.

16. Определение синдрома психической зависимости.

17. Совокупные эффекты нейромедиаторных систем

18. Роль микросоциума в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе. Референтная группа.

19. Общие принципы нейрофизиологической регуляции поведения

20. Функциональное значение системы позитивного и негативного подкрепления. Роль нейромедиаторных систем

21. Импритинг в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе.

22. Значение личности тренера-преподавателя по спорту в антинаркотической профилактике.

23. Эндогенные и экзогенные факторы в процессе перехода от эпизодического употребления наркотика к системе.

24. Личность и поведение (влияние личностных конструктов на формирование поведения)

25. Основные мишени фармакологических эффектов наркотиков в мозге.

26. Первая встреча с наркотиком и ее значение в процессе становления зависимости.

 

2.2.2.Дополнительные вопросы:

 

  1. Первичная профилактика наркотизма. Цели. Мишени. Методы.
  2. Вторичная профилактика наркотизма. Цели. Мишени. Методы.
  3. История взаимоотношений человека с ПАВ.
  4. Злоупотребление ПАВ в различных культурах.
  5. Клинические признаки опьянения.
  6. История употребления ПАВ веществ в России.
  7. Механизмы формирования зависимости от ПАВ.
  8. Клинические признаки зависимости от ПАВ
  9. Основные симптомы и синдромы зависимости от ПАВ

10. Виды профилактической антинаркотической деятельности. Первичная, вторичная и третичная профилактика наркомании.

11. Принципы и стратегия профилактики наркозависимости.

12. Реализация принципов профилактики наркомании в физической культуре  и спорте.

13. Традиционная и нетрадиционная физическая культура в профилактике наркозависимости.

14. Особенности употребления ПАВ в различные исторические эпохи.

15. Эволюционные, биологические, психологические, социальные предпосылки употребления ПАВ человечеством.

16. Основные этапы формирования концепции болезни в отношении употребления и зависимости человека от ПАВ.

17. Основные исторические этапы противодействия употреблению ПАВ.

18. В чем специфика развития употребления ПАВ в России?

19. Опишите современное состояние проблемы и основные тенденции употребления ПАВ в России.

20. Каковы современные государственные законодательные инициативы противодействия употреблению ПАВ в Российской Федерации?

21. Критерии понятия "наркотическое вещество". Понятия психотропного вещества, стимулятора и допинга.

22. Перечислите основные наркотические и психотропные вещества и средства.

23. Основные синдромы при наркоманиях.

24. Определение синдрома психической зависимости.

25. Определение синдрома физической зависимости.

26. Опишите стадии развития наркоманий.

27. Перечислите формы наркоманий и токсикоманий.

28. Развитие и последствия алкогольной зависимости.

29. Злоупотребление опиатами.

30. Злоупотребление препаратами конопли.

31. Злоупотребление кокаином.

32. Злоупотребление стимуляторами.

33. Злоупотребление галлюциногенами.

34. Злоупотребление снотворно-седативными средствами.

35. Злоупотребление летучими веществами.

36. Злоупотребление табаком.

37. Злоупотребление анаболическими стероидами.

38. Определение полинаркомании.

39. Назовите общие принципы и этапы лечения наркологических больных.

40. Биологические факторы риска возникновения химической зависимости

41. Психологические и патопсихологические факторы риска возникновения химической зависимости

42. Социальные факторы риска возникновения химической зависимости.

43. Отклонения в формировании личности - акцентуации и психопатии. Делинквентное и девиантное поведение.

44. Направления и виды специализированной помощи несовершеннолетним с различными формами злоупотребления психоактивными веществами.

45. Возможности неотложной помощи и интенсивной дезинтоксикации при острых отравлениях алкоголем и наркотиками.

46. Психотерапевтические методы, применяемые при лечении больных с зависимостью от психоактивных веществ.

47. Реабилитация несовершеннолетних злоупотребляющих психоактивными веществами как система воспитательных, психологических, образовательных, социальных, правовых, трудовых воздействий. Роль педагога в процессе реабилитации.

48. Виды и этапы реабилитации несовершеннолетних, злоупотребляющих психоактивными веществами.

49. Понятие реабилитационного потенциала несовершеннолетнего. Основные проблемы реализации реабилитационных программ.

50. Специализированные учреждения, в которых осуществляется реабилитация.

51. Основные подходы к профилактике наркомании в физической культуре.

52. Принципы профилактики наркомании в физической культуре и спорте.

53. Специфические принципы профилактики наркомании.

54. Постановка целей и пути их достижения. Условия правильной формулировки целей.

55. Модели аддиктивного поведения детей подростков и молодёжи.

56. Коррекция потребностей, формирующих аддиктивное поведение несовершеннолетних, с помощью средств физической культуры и спорта.

57. Алкоголь и наркотики как фон, на который проецируются психологические ожидания, потребности, мотивы.

58. Двигательная рекреация и её роль в профилактике наркоманий.

59. Организационные формы, средства и методы двигательной рекреации.

60. Креативные (художественно-музыкальные) телесноориентированные практики - отличительные особенности.

61. Креативные телесноориентированные практики в профилактике наркоманий.

62. Концепция театра спорта. Цели, задачи, направления практической реализации.

63. Сценарии постановок театра спорта с антинаркотической направленностью.

64. Театр спорта им. Пьера де Кубертена СПБГАФК им. П.Ф. Лесгафта.

65. Социально-педагогическая акция в профилактике наркомании.

66. Олимпийские уроки в образовательных учреждениях.

67. "Малые олимпийские игры" - организация соревнований. Принципы "честной игры".

68. Спартанские игры: концепция и пути практической реализации.

69. Адаптивная физическая культура в реабилитации наркозависимых.

70. Основные виды адаптивной физической культуры.

71. Организация профилактической антинаркотической деятельности в образовательном учреждении на материале физической культуры и спорта.

72. "Спортизация" физической культуры в школе. Концепция В.К. Бальсевича, Л.И. Лубышевой.

73. Значение личности специалиста по физической культуре и спорту в профилактике наркозависимости несовершеннолетних.

 

 

 

2.3. Примерная тематика рефератов и контрольных работ

 

  1. Онтология зависимости.
  2. Экзистенциальные истоки феномена зависимости.
  3. Биопсихосоциодуховная модель состояния зависимости.
  4. Нравственность в первичной, вторичной и третичной профилактике зависимости.
  5. Роль тренера в первичной и вторичной профилактике зависимости от ПАВ.
  6. Принципы профилактики наркомании средствами физической культуры.
  7. Условия правильной постановки иерархии целей (на примере физической культуры и спорта).
  8. Модели аддиктивного поведения детей, подростков и молодёжи и физическая культура и спорт.
  9. Алкоголь и наркотики - фон, на который проецируются психологические ощущения, потребности, мотивы детей, подростков и молодёжи.

10. Уровни применения видов и методов физической культуры в антинаркотической профилактической деятельности.

11. Двигательная рекреация - её роль в профилактике наркозависимости.

12. Креативные телесноориентированные практики во вторичной и третичной профилактике.

13. Экстремальные виды двигательной активности - теория и практика.

14. Боевые искусства в профилактике наркоманий.

15. Театр спорта - путь к сердцам молодых.

16. Социально-педагогическая акция в профилактике наркозависимости.

17. Олимпийские уроки в школе - идейная платформа деятельности по физической культуре и спорту в образовательном учреждении.

18. Спартианские игры - новая модель гуманистически ориентированного спорта.

19. Адаптивная физическая культура в реабилитации наркозависимых.

20. Основные виды адаптивной физической культуры.

 

 

 

 

5. Учебно-методическое обеспечение курса

 

5.1. Рекомендуемая литература (основная)

 

  1. Шабанов П.Д., Калишевич С.Ю. Биология алкоголизма. СПб.: Лань, 1999, 290 с.
  2. Дунаевский В.В., Стяжкин В.Д. Наркомании и токсикомании. Л.: Медицина, 1991. С. 214
  3. Лекции по наркологии. Под. ред. Н.Н. Иванца. М., 2000.
  4. Пятницкая И.Н. Наркомании: Руководство для врачей. М.: Медицина, 1994. С. 544
  5. Фридман Л.С., Флеминг Н.Ф., Робертс Д.Х., Хайман С.Е. (ред.) Наркология. М.; СПб.: "Бином"- "Невский диалект", 1998. 318 с.
  6. Школа без наркотиков. 2-е изд. Под ред. Л.М. Шипицыной, Е.И. Казаковой, СПб., 2001.
  7. Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация. СПб: Изд-во "Лань", 2000. С.368
  8. Шабанов П.Д. Руководство по наркологии. СПб., 1999.
  9. Егоров А.Ю. Основы наркологии. СПб., 2000.

10. Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. Л.: Медицина, 1991. С.304

11. Сидоров П.И., Митюхляев А.В. Ранний алкоголизм. Архангельск: Изд-во АГМА, 1999. С. 306

12. Игумнов С. А. Психотерапия и психокоррекция детей и подростков. М., 2000.

13. Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. Л.: Медицина, 1991. С.304

14. Личко Е. А. Типы акцентуации характера и психопатий у подростков. М., 1999.

15. Предупреждение подростковой и юношеской наркомании. Под ред. Березина С.В., Лисецкого К.С., - М.: Издательство Института Психотерапии, 2000. С.256

16. Усанова О. Н. Специальная психология. М., 1996.

17. Евсеев С.П., Ростомашвили Л.Н., Городнова М.Ю. Концепция технологий профилактики наркомании среди детей, подростков и молодёжи средствами физической культуры и спорта в Санкт-Петербурге / Под ред. С.П. Евсеева, - СПб.:СПбГАФК им. П.Ф. Лесгафта, 2002. - 24 с.

18. Ананьев В.А.,  Евсеев С.П., Давиденко Д.Н., Петленко В.П. Здоровье, образ жизни и наркотики: Учебное пособие / Под ред. проф. С.П. Евсеева.- СПб., 2003.-120с.

19. Евсеев С.П., Козлов А.А., Корнилов А.П., Левина С.А., Пикач Н.А., Щепкин А.Г., Яичников И.К. Физическая культура и наркотики:методические рекомендации и материалы для преподавателей вузов, осуществляющих образовательную деятельность по направлению и специальностям в области физической культуры и спорта / Под ред.проф. С.П.Евсеева.- СПб, СпбГАФКим. П.Ф.Лесгафта, 2003.-144 с.

20. Журнал "Адаптивная физическая культура" - специальный выпуск №3(11), 2002

21. Программа по профилактике употребления наркотиков, алкоголя и допингов среди спортсменов и учащихся. Для тренеров и учителей физической культуры / Редакционная коллегия: И.А. Тер-Ованесян, В.П. Мочёнов, - М.: Госкомспорт России, Фонд "Спорт против наркотиков", 2001. - 39 с.

22. Теория и организация адаптивной физической культуры: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Под общей ред. Проф. С.П. Евсеева. - М.: Советский спорт, 2002. - 448 с.

23. Энциклопедия экстремального спорта. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. - 256 с.

 

5.2. Рекомендуемая литература (дополнительная)

 

  1. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. М., 2000.
  2. Наркомания. Методические рекомендации по преодолению наркозависимости. Под. ред. А.Н. Гаранского. М.-СПб., 2000.
  3. Фридман Л.С., Флеминг Н.Ф., Робертс Д.Х., Хайман С.Е. (ред.) Наркология. М.; СПб.: "Бином"- "Невский диалект", 1998. 318 с.
  4. Белогуров С.Б. Популярно о наркотиках и наркоманиях. СПб., 1999.
  5. Данилин А., Данилина И. Героин. М., 2001.
  6. Наркомания. Методические рекомендации по преодолению наркозависимости. Под. ред. А.Н. Гаранского. М.-СПб., 2000.
  7. Цетлин М. Г., Пелинас В. Е. Реабилитация наркологических больных: концепция, программа. М.: "Анахарис", 2001. С.48
  8. Школа без наркотиков. 2-е изд. Под ред. Л.М. Шипицыной, Е.И. Казаковой, СПб., 2001.
  9. Joyce H., Pedro Ruiz, Robert B. Millman, John G. Langrof. Substannce Abuse. Baltimore, 1992.

10. Бауер Т. Психологическое развитие младенца. М., 1985.

11. Баярд Р. Т., Баярд Д. Ваш беспокойный подросток: Практическое руководство для отчаявшихся родителей. М., 1991.

12. Беличева А. С. Превентивная психология. М., 1994.

13. Давыдов В. В. Проблемы развивающего обучения. М., 1986.

14. Данилин А., Данилина И. Как спасти детей от наркотиков. М., 2001.

15. Демьянов Ю. Г. Основы психопрофилактики и псиотерапии. СПб., 1999.

16. Демьянов Ю. Г. Психотерапия и психопрофилактика. СПб., 1999.

17. Еникеева Д.Д. Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков. М., 1999.

18. Захаров А. В. Как предупредить отклонения в поведении у детей. М., 1987.

19. Захаров А. В. Предупреждение отклонений в поведении у ребенка. 3-е изд. СПб., 2000.

20. Кабанов М. М. Реабилитация психически больных. Л., 1978.

21. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. М., 2000.

22. Крайг Г. Психология развития. СПб.,2000.

23. Леонгард К. Акцентуиованные личности. Киев, 1981.

24. Наркомания. Методические рекомендации по преодолению наркозависимости. Под. ред. А.Н. Гаранского. М.-СПб., 2000.

25. Осипова А.А. Общая психокоррекция: Учебное пособие для студентов вузов. - М.: ТЦ "Сфера", 2000. С. 512

26. Психогимнастика в тренинге. Под ред. Хрящевой Н.Ю. - СПб.: "Речь", Институт Тренинга, 2000. С. 256

27. Психологические программы развития личности в подростковом и старшем школьном возрасте. Под ред. Дубровиной И.В. - 5-е изд. - Екатеринбург: Деловая книга, 2000. С. 128

28. Психотерапия. Под ред. Карвасарского Б.Д. - СПб.: Издательство "Питер", 2000. С.544

29. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: проблемы становления личности. М., 1994.

30. Семенов В. Д. Взаимодействие школы и социальной Среды. М., 1986.

31. Филип Райс. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб., 2000.

32. Хайл-Эверс А., Хайгл Ф., Отт Ю., Рюгер У. Базисное руководство по психотерапии. - СПб.: "Восточно-Европейский Институт Психоанализа" совместно с издательством "Речь", 2001. С.784

33. Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация. СПб: Изд-во "Лань", 2000. С.368

34. Виноградов П.А. Физическая культура и здоровый образ жизни. - М.: Мысль, 1990. - 287 с.

35. Евсеев С.П., Поликарпова Г.М., Прохорова М.В. Проведение олимпийских уроков в школе. Учебное пособие. СПб.: СПб ГАФК им. П.Ф. Лесгафта, 1995. - 72 с.

36. Лубышева Л.И. Концепция формирования физической культуры человека. - М.: ГЦИФК, 1992. - 120 с.

37. Мещеряков Б.Г., Мещерякова И.А. Введение в человекознание. - М.: РГГУ, 1994. - 320 с.

38. Норбеков М.К., Фотина Л.А. Дорога в молодость и здоровье. Практическое руководство для мужчин и женщин. / "Знание", М., 1995. - 240 с.

39. Петров Б.Н. Массовые спортивно-художественные представления (Основы режиссуры, технологии, организация и методика.) - М.: Физкультура, образование и наука, 1998. - 328 с.

40. Пономарчук В.А., Аяшев О.А. Физическая культура и становление личности. - М.: Ф и С, 1991. - 158 с.

41. Рыжкин Ю.Е. Психолого-педагогические основы физической рекреации: Учебное пособие и спецкурс. - СПб.:Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1997. - 36 с.

42. Столяров В.И. "СпАртианские игры - новая гуманистически-ориентированная модель спорта в его интеграции с искусством // Духовность - Спорт - Культура: Альтернативные модели спорта: Сборник. - М. Гуманитарный центр "СпАрт", РГАФК, 1997. - Вып. 4. - С. 54-279.

43. Твой олимпийский учебник. Учебное пособие для учреждений образования России / Родиченко В.С. и др.: Олимп. Ком. России. - М.: Советский спорт, Ф и С. 1996. - 76 с.

 

 

5.3. Перечень обучающих, контролирующих компьютерных программ, диафильмов, мультимедиа

 

  1. Видеофильм "Театр спорта им. Пьера де Кубертена" - 1,5 часа.
  2. Видеофильм "Школа джаз-модерн танца и танцевальная компания "КАННОН-ДАНС" - 1,5 часа.
  3. Видеофильм "Танцевальная терапия" - 1 час.
  4. Видеофильм "Паралимпийские игры в Сиднее (Австралия, 2000)" - 1,5 часа.
  5. Видеофильм "Паралимпийские игры в Солт Лейк Сити (США, 2002)" - 1,5 часа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


* Многократное повторение определенных действий (поведенческая стереотипия) приводит к повышению уровня эндорфинов (см. подробнее об эндорфинах на стр….) в центральной нервной системе.

* Интактный – здоровый организм, еще не вступивший в контакт с наркотиком.

* Гомеостаз – это уникальная способность живого организма поддерживать динамическое равновесие между внутри - и внеорганизменнной средой. Необходимость гомеостатического равновесия для выживания  вытекает как следствие из второго закона термодинамики.

* Есть еще одно обстоятельство, заставляющее нас обращать пристальное внимание на синапс: все без исключения наркотики (алкоголь и никотин в том числе) являются синаптическими ядами. Другими словами синапс – это точка приложения фармакологических эффектов всех наркотических веществ. Именно через синаптическую зону наркотические вещества вмешиваются  в функционирование мозга.

* Условное допущение, вытекающее из принципа мономедиаторности (в одном отдельном синапсе работает один отдельный медиатор). Название синапса формируется путем добавления слова -ергический к названию медиатора. Исключение составляют опиатные (эндорфинергические) синапсы.

** Успокоение

*** Противотревожное

* Преобладание позитивных или негативных черт (ощущений) в состоянии человека в каждое мгновение времени определяется динамически меняющейся в соответствии с внешними и внутренними обстоятельствами совокупной активностью нейромедиаторных систем.

* Мы называем память облигатной функцией мозга, так как без нее невозможно существование жизни. 

* Например, часть человечества в принципе отвергает идею наркотизма, говоря употреблению наркотика твердое «НЕТ!», а другая часть того же человечества считает наркотики неотъемлемой частью цивилизационного процесса, отвечая на прямой вопрос об их употреблении кокетливым «ИНОГДА».

* Внутренние

** Внешние

* существует ошибочное представление о возможности только прямой передачи генетических аномалий по типу родители→дети. Возможны разнообразнейшие варианты: дедушка→внук, бабушка→внучатая племянница и т.п.

** смотри функциональное значение различных медиаторных систем на стр.22,23.

* семейные факторы риска: затяжные внутрисемейные конфликты, злоупотребление ПАВ в семье, нарушение нравственных норм и социальных правил, дисфункциональные модели воспитания (гипер- или гипоопека, противоречивое воспитание, отсутствие твердых мировоззренческих ориентиров), дизгамии и др.

* Именно поэтому серьезные социальные потрясения всегда сопровождаются ростом потребления алкоголя и наркотиков.

* Т.е. величиной аддиктивного потенциала наркотика (первым по рангу в этом смысле считают героин).

** Генетически обусловленная (врожденная) или приобретенная  ущербность нейромедиаторных систем, следствием которой является исходное и перманентное переживание человеком чувства психического дискомфорта.

* С точки зрения естественных биологических механизмов определяющих поведение (система «награда-наказание»)

* В данном случае к естественным биологическим механизмам присоединяются психологические доводы

* Чем больше выражены нейромедиаторные сдвиги (врожденные или приобретенные) у индивида, - тем ярче его впечатления от приема даже т.н. «легких» наркотиков, - тем сильнее психологическая зависимость, - тем сильнее интенция на тиражирование данного поведения.

* К уже проанализированным в рамках темы №3 факторам в данном случае добавляется психологическая зависимость, как результат первой встречи  подростка с наркотиком.

*  Так, например,  продукт обмена алкоголя ацетальдегид, вступая в химическое взаимодействие с дофамином  дает начало метаболической цепочке, конечными продуктами которой являются вещества очень близкие по химической структуре морфину.

**  Увеличение количества постсинаптических рецепторов в ответ на систематическую избыточную стимуляцию рецепторов огромным количеством молекул  наркотического вещества или его производных (повышенное предложение в данном случае провоцирует повышенный спрос).

* Постепенное увеличение дозы наркотика, необходимой для получения ожидаемого уровня позитивных ощущений.

* отражает неспособность наркозависимых получать удовольствие от  явлений обыденной жизни

* А – устойчивое физиологическое состояние (до употребления наркотика); В – состояние опьянения  (на фоне эпизодического  употребления наркотика); С- устойчивое патологическое состояние зависимости от наркотических веществ; 1- молекулярно-клеточный уровень; 2-нейрохимический уровень; 3-поведенческий уровень; 4-личностный уровень.

* Ошибочно считают, что духовность – это количество прочитанных художественных книг, посещенных выставок, музеев или концертов классической музыки. Духовность – это отношения человека с Богом, выстроенные на протяжении всей его предыдущей жизни. Эти отношения никак не зависят от количества  культурных мероприятий, проведенных индивидом в единицу времени.

** население в 1988 г. — 112 тыс., т.е., город-представитель "одноэтажной Америки"

* Скажи мне кто твой друг…

** Часто приход родителей к врачу психиатру-наркологу целиком укладывается в рамки простой и понятной им (родителям) идеи: «Сделайте что-нибудь с этим чудовищем!». Идея подчеркивает полное непонимание родителями того обстоятельства, что на 90% это «чудовище» результат их собственных воспитательных усилий.

* навязчивое желание употребить ПАВ

** внезапно возникающее, труднопреодолимое влечение к ПАВ